ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЙ НЕСТАНДАРТ

Скачать файл: obrazovatelnyj-nestandart.mp3 [12,19 Mb] (cкачиваний: 0)


14 минут на чтение

Почему детям мигрантов отказывают в праве на образование в России? И чем им могут помочь юристы, правозащитники и учителя русского языка? О тех, кому закон писан – новый текст журналиста Насти Тихомировой.

Им целого мая мало! Но у студентов «Школы юриста» есть всего десять дней, чтобы научиться защищать права самых незащищенных людей на территории Российской Федерации – мигрантов. 

- Человек должен быть абсолютно сумасшедшим, преданным своему делу, готовым жертвовать собой, если он хочет быть юристом для мигрантов, - уверена организатор «Школы» Валентина Чупик.

«Школа юристов» - событие ежегодное, его придумали в международной некоммерческой организации бесплатной правовой помощи мигрантам Tong Jahoni (с узбекского – мир, в котором стало светлей). Сюда приезжают правозащитники из тех регионов страны, где, только по официальной статистике, не менее 100 тысяч мигрантов. Оренбург, Калуга, Екатеринбург, Санкт-Петербург, Ханты-Мансийск, Москва, Подмосковье, Тюмень, Армения… В этом году у события впечатляющая география, а у каждого юриста – впечатляющая биография. Многие из них сами – мигранты, и свои карьеры начинали с попыток защитить собственные права.

- Вообще-то я не юрист, а педагог, у меня специальность – немецкий язык! - Зарина Адыгельдиева даёт интервью на чистейшем русском, без акцента и говора. Но, оказывается, этого слишком мало, чтобы попасть в русскую школу. - Я приехала из Кыргызстана в Тюмень 7 лет назад. К сожалению, устроиться по специальности в школу у меня не получается. Разные причины у этого…Требуют апостиль диплома, нотариальное заверение, есть недоверие, сможет ли мигрант вообще научить российского ребёнка какому-то предмету. Наверное, моя неславянская внешность тоже отпугивает – открытым текстом это не выражается, но чувствуется в любом случае. Какой-то стереотип здесь сложился, что для нас – мигрантов только сфера услуг – клининг, общепит и тому подобные рабочие места. А мне хочется думать о своём будущем, работать по своей специальности. Но мне отвечают: «Мест нет!», хотя места в школах есть всегда. Если честно, в какой-то момент у меня руки опустились.

По закону, Зарина имеет полное право устроиться на работу в российскую школу, так как между Россией и Кыргызстаном есть соглашение о взаимном признании и эквивалентности документов об образовании, ученых степенях и званиях (Москва, 24 ноября 1998 года). Теоретически, это позволяет мигрантам работать даже не имея гражданства или статуса РВП (разрешения на временное проживание). Практически - Зарине пришлось поменять не только страну, но и профессию. Теперь она - правозащитник:

- Владея хорошим русским языком, я могу решать свои проблемы и проблемы тех, кто русским не владеет: помочь устроить ребенка в школу, помочь с оформлением документов… У меня уже есть положительный опыт! 

Уместить в десять дней все возможные проблемы мигрантов в России – непростая задача для организаторов «Школы». Что может пойти не так с документами? Чего ждать мигранту от полиции и правоохранительных органов? Как строить отношения с работодателем? Как избежать выдворения из страны? Реально ли мигранту получить бесплатное медицинское обслуживание и какие-то соцпакеты? Как устроить ребёнка в детский садик и школу? На каждый вопрос в российском законодательстве есть ответ. Но часто на местах – понятия важнее закона, даже там, где концентрация гуманизма и веры в человека должна быть особенна высока. Например, в сфере образования. 

- Я живу в Обнинске, и у нас вопрос адаптации детей мигрантов довольно-таки остро стоит, - рассказывает Фарух Гаибов, волонтер местной правозащитной организации «За права человека». – К нам часто обращаются люди с тем, что их детей не берут в сады и школы: «Мест нет!» А педагоги неофициально говорят, что мигранты влияют на репутацию школы. Они, обычно, не слишком хорошо учатся, падает рейтинг учебного заведения... Я сам лично искал в Обнинске школу или хоть какую-то подготовку, где ждут мигрантов, но пока не нашёл. 

Мест нет и не будет? С нового учебного года юристам, защищающим права детей мигрантов в сфере образования, вероятнее всего, придется работать в условиях новой реальности. В конце марта президент России Владимир Путин на заседании Совета по межнациональным отношениям прямым текстом предложил следить за долей мигрантов в школах: 

- В некоторых европейских странах, да и в Штатах, когда уровень детей мигрантов в школе достигает определенного процента, местные жители своих детей из этих школ забирают... Там образуются школы, которые фактически на 100 процентов укомплектованы детьми мигрантов. В России ни в коем случае нельзя допустить развития событий подобного рода. Количество детей мигрантов в наших школах должно быть таким, чтобы это позволяло их не формально, а фактически глубоко адаптировать к российской языковой среде. Но не только к языковой - к культурной вообще, чтобы они могли погружаться в систему наших российских ценностей.

По официальным цифрам Министерства просвещения, сейчас в российских школах учатся 140 тысяч мигрантов. Данных о том, сколько детей с неродным русским вообще не смогли попасть в школу – у Министерства просвещения в открытом доступе нет. Каким должно стать количество детей мигрантов в классе, чтобы всем вокруг было комфортно – пока тоже неизвестно. 

- Я уверен, что приказ Путина будет выполнен, - признался нам Роман Смирнов, волонтер благотворительного фонда помощи мигрантам «Рядом дом». – Приказ имеет под собой рациональное зерно. Каким образом он будет исполнятся? Никто предсказать не сможет. Каким образом был понят приказ непосредственными исполнителями, я судить не могу. Могу только предположить, что ни во что хорошее это не выльется. 

- Практика уже показывает, что просто не будут брать, - уверена Валентина Чупик, бесплатный юрист для мигрантов, руководитель Tong Jahoni. – Как минимум, пока не наберут 85 процентов класса, потом будут добавлять детей-иностранцев. А скорее, и не будут добавлять – меньше не больше, а им надо не больше!

Ответили за всех. Куратор проекта «Перелётные дети» Анна Орлова рассказала юристам о том, что не так с обучением мигрантов в российских школах. Почему те, кого взяли – вынуждены учить язык в суровых условиях общеобразовательной программы, а те, кого не взяли – вообще не имеют шансов на доступ к среднему образованию.

- Наша бесплатная субботняя школа русского языка для детей мигрантов находится за Красногорском. В лесах! – говорит Анна Орлова. – Но к нам везут детей со Щелковской, из Кузьминок, из Выхино, родители уже объединились, возят по очереди… Всё это, конечно, ужасно неудобно, но видите, на что готовы родители, лишь бы дети учились! Мы ребят аттестуем по-своему, русский они более-менее знают. Но дальше их нужно устраивать в общеобразовательные школы. Получится ли? Хотя наши учителя сами вбивают весь пакет документов на mos.ru, часто дети мигрантов оказываются за бортом. Спрашиваю: 
- Почему Вас не взяли в школу?
Говорят, пришли в департамент, а перед нами потрясли пачкой бумаг: 
- Вот сколько у нас заявлений!
- А Вы? 
-Мы ушли. 
Часто родители -мигранты не очень хорошо знают русский язык, даже не всегда понимают, что им говорят. И чиновники этим пользуются. Отказывают. Или из Марьино отправляют учиться в Люберцы. Или пишут в заявлении то самое - «нет мест».

О том, что бывает по-другому, многие участники «Школы юриста», кажется, впервые узнали от Анны Орловой. Шестой год подряд мы учим русский язык вместе с детьми и взрослыми, а ещё – помогаем мигрантам поверить в своё будущее в России (подробнее о проекте читайте на сайте https://pereletnye-deti.ru). В «Перелётных детях» своего юриста для мигрантов нет. Если честно, мы поначалу вообще не планировали защищать право на образование для всех и любые другие права. Но теперь уже не удивляемся, когда ребенок приходит к нам учить русский язык, а в процессе - родители просят помочь с подачей документов в школу через портал госуслуг, советом, где снять жилье подешевле и иногда даже работой или деньгами. Мы давно переросли рамки проекта по изучению русского языка как иностранного, но «сломать» образовательную систему, где не очень ждут «несистемных» учеников пока не получается.

- Обычные учителя в школах про таких учеников говорят «я не знаю, что с ним делать! Обнять и плакать? Он совсем меня не понимает! И родители меня совсем не понимают!», - продолжает Анна Орлова. В общеобразовательных школах дети мигрантов часто просто сидят. Поэтому, чем раньше начать правильно учить ребенка русскому языку, тем больше у него шансов состояться! Мы в «Перелётных детях» готовы брать и учить русскому языку всех детей без исключения! Даже без документов! У нас есть такие ученики, у которых нет даже свидетельства о рождении, но мы тоже их берем. Находим их «полевым методом» - носим свои буклеты по магазинам, рынкам, кафешкам. Очень помогает «сарафанное радио». Нашим ученикам хватает года или двух, чтобы начать говорить на русском языке! Но что дальше?

За 6 лет «Перелётные дети» накопили огромный опыт и кучу уникальных методик, собрали золотой состав преподавателей РКИ и придумали эффективную схему работы с мигрантами любого возраста, в любых условиях совершенно. Проектов, подобных «Перелётным детям», в современной России – единицы. Например, «Дети Петербурга» и «Вместе» - в северной столице, «Моя русская школа» в Перми, «СловаРус» в Екатеринбурге, «Одинаково разные» в Калужской области… У каждого такого начинания есть свои особенности и свои источники финансирования (от частных пожертвований до государственных грантов). К сожалению, пока никому из нас не удалось выйти за рамки своих регионов и масштабировать опыт на всю Россию. При этом, внятной политики Министерства образования по адаптации детей-мигрантов тоже пока не существует.

Зато…существует маршрутная карта, помогающая мигрантам и правозащитникам пройти семь кругов бюрократического ада на пути к дошкольному и школьному образованию. Эту карту составили юристы Tong Jahoni, и нам она кажется очень правильной в нынешней ситуации. Мы выкладываем её без сокращений, потому что сегодня – это, пожалуй, самый действенный алгоритм борьбы за права детей мигрантов. Хотя и не самый быстрый.

Образование мигрантов – шаг за шагом

- Выяснить уровень образования, на который претендует мигрант.

- Выяснить наличие льгот/ специальных прав, подтвержденных. документами (оформить документы)

- Выяснить документированность мигранта: 

для среднего общего – паспорт/свидетельство о рождении;
для дошкольного – паспорт/свидетельство о рождении/миграционный учёт, полис ДМС
для высшего и среднего специального – паспорт/свидетельство о рождении, справка 086У.

- Зарегистрировать мигранта на портале госуслуг, выбрать нужную услугу.

- Найти двух россиян-свидетелей, при них сделать скриншот заполненных форм, затем скриншот отказа. Распечатать скриншоты, подписать двумя свидетелями.

- Написать на имя руководителя учебного заведения заявление о приёме, с указанием, что портал госуслуг не позволяет учащемуся пройти надлежащую регистрацию в его учебное заведение, скриншоты приложить. Написать заявление на имя детского омбудсмена о нарушении прав ребёнка на образование. Написать заявление на имя начальника Департамента образования о незаконном отказе в зачислении в учебное заведение. Написать заявление на имя прокурора о незаконном отказе в оказании госуслуги и незаконном ограничении доступа к образованию.

- В случае неудачи – идти в Департамент образования, прокуратуру и к детскому омбудсмену, стараться привлечь СМИ.

- С пачкой заявлений и включенной прямой трансляцией идти к директору учебного заведения (НЕ к иным лицам), требовать зачисления, показывать другие заявления.

- Если в вузе принуждают писать заявление о зачислении исключительно на договорной основе – писать «на договорной основе или за счёт бюджета РФ или бюджета субъекта РФ», фотографировать это заявление, снимать процесс скандала.

- После зачисления на платное отделение вуза, при наборе достаточного количества баллов, писать заявление на перевод на бюджетное обучение, в случае неудачи – обращаться в МинОбрНауки.

Добавление комментария

Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Введите два слова, показанных на изображении: *

Наверх