СЕЗОН ПЕРЕЛЕТНЫХ ДЕТЕЙ

Вместе с директорами красногорских школ открыли курсы русского языка для детей-мигрантов. К нашему проекту присоединились чудесные неравнодушные люди. Пришло время познакомиться поближе с «Перелетными учителями».
C 19 школой, той, что в Павшинской пойме, мы работаем давно. В этом учебном году удалось открыть там курсы РКИ для всей начальной школы. Занятия ведет замечательная учительница Айгуль Михайловна Байгудинова. Ребята разыгрывают сценки, разгадывают ребусы, играют в языковые игры, поют песни. Есть и «серьезные уроки» русской грамматики. Работа кипит. В общей сложности курсы посещают 45 человек. Это целых четыре группы!
Недавно к нам присоединились еще две школы из Поймы, школа №16 и школа№ 14. В 14 школе уже есть небольшая группа. С ребятами работает Екатерина Юрьевна Полянинова - очень внимательный и отзывчивый педагог. Занятий прошло совсем немного, но группа расширяется. Много планов и перспектив. 
16 школа только готовится открыть курсы в своих стенах. Скоро старт.
Со школой №12 города Красногорска мы работаем уже не первый год. И наше долгое сотрудничество дает прекрасные результаты. Благодаря стараниям талантливых преподавателей, русский язык изучают целых 5 групп разных возрастов.
С первоклассниками работает Ирина Николаевна Ротарь. 
 Во втором классе занятия ведет 
Светлана Сергеевна Пичулина
Наталья Михайловна Крылова учит русскому языку третьеклассников. 
Занятия в 4 классе ведет Елена Геннадьевна Кунская. 
Анастасия Игоревна Козубай и Елена Васильевна Костина помогают ребятам из 5,6 и 7 классов освоить программу русского языка средней школы. Задача непростая, но они прекрасно справляются.
Уроки очень интересные и разнообразные. Ребята изучают грамматику, играют, смотрят мультфильмы и даже открыли свой кукольный театр.
А ещё в 12 школе есть театральная студия. Вместе с Ладой Андреевной Бельской – нашим молодым и энергичным педагогом, ребята постигают азы театрального мастерства. 

В 20 школе в Путилково помимо курсов удалось открыть субботнюю школу. Теперь еще и по субботам детей и их родителей русскому языку обучают прекрасные педагоги Ирина Мурадовна Канкиа  и Дана Алиевна. Есть в 20 школе и студия фольклорного театра. С огромной радостью ребята поют народные песни, играют в народные игры и изучают русские обычаи вместе с Анной Владимировной Орловой.

Хочется поблагодарить директоров школ и педагогов, без которых у нас ничего бы не получилось.
Вместе мы делаем большое и хорошее дело. С уверенностью можно сказать, что мы делаем его успешно.

ПОЛУЧИЛАСЬ ШКОЛА ДЛЯ ПЕРЕЛЕТНЫХ ДЕТЕЙ

Концепция проста: Классы и Курсы.  Классы - для тех, кто не смог устроиться в школу; курсы - для тех, кто устроился, но не очень понимает, что учитель на уроке там говорит.

КЛАССЫ. Есть два класса - 30 человек - дети из Центральной Азии, Афганистан включая, учатся по полной программе, в Лицее Ковчег, сначала вместе, а потом расходятся потихоньку в русскоговорящие классы. Программа на один год, после чего ребята идут в муниципальные школы. 

КУРСЫ - 250 детей - в семи красногорских школах. Факультативы по русскому языку, три часа в неделю. Ведут учителя из городских школ: неравнодушные, неформальные, готовые учить, играя и играть, уча. Учитель получает свою ставку и доплату к ней от нас - за освоение педагогической целины. В районе, по данным департамента, более 1000 детей-мигрантов: получается, четверть из них ходят на наши курсы. Но есть и другие районы Московской области.

КЛАССЫ РАБОЧЕЙ МОЛОДЕЖИ - 30 человек - для молодых людей, которые хотят свободнее говорить по-русски и восьми- девятиклассников, которым предстоит сдавать ОГЭ, который и русский человек не сдаст без спецподготовки. По субботам.

Такая вот школа получилась.

РКИ: РУССКИЙ КАК ИГРОВОЙ

ИГРАЕМ! Рисуем, лепим, крутим что-нибудь  в руках   -  и говорим по-русски. Без этого говорения игра не играется –  вот главное! Настольные игры, конструкторы, лего, домино,  куклы, машинки –  все идет и едет.


ТЕАТР: играем стихи, сказки, песенки и всякие прибаутки,  известные русскому ребенку с молоком матери. Учить русский –  так с Маршака и Барто. И кукольный театр, и музыкальный, с ложками и трещотками.


АУДИОКНИГА: громко и правильно читаем в микрофон «Айболита», «Тараканище» и другую классику пятилетних, послушав сперва эти стихи в классическом и авторском исполнении. Так учимся читать. 


КИНОЗАЛ. Смотрим мультфильмы: и русские, и киргизские, и таджикские, и армянские -  что особенно смешно, ведь учитель не понимает ничего. 


КРОКОДИЛ и другие языковые игры:   когда нужно загадать слово, показать, подсказать, догадаться, задать правильные вопросы.


А еще –  ОНИ УЧАТ УЧИТЕЛЯ  узбекскому, киргизскому, таджикскому языку: весело, трудно, полезно. 


Список игр и активити бесконечен. Главное - создавать ситуации,  вынуждающие высказываться, чтобы говорение было не учебной задачей, а необходимостью игры. Ребенок проще нас воспринимает слова на слух: ему не всегда нужна зрительная опора. Эта способность, увы, с годами уходит.


Конечно, это не просто   болтовня. Каждый раз прибавляется с   десяток новых слов. Следим, чтобы ребенок сначала их узнавал –  пассивно   и тут же использовал в речи – активно. И парочку грамматических конструкций, куда без них: «Я беру - я взял; я делаю - ты уже сделал?» Прошедшее время, совершенный вид. Главное –   чтобы смешно было и весело.

 

Ведь  нет занятия веселее, 

Чем говорить на иностранном языке!


https://www.youtube.com/watch?v=0Gf__vpnnHI&list=PLw_WrgkzKcSrof_Tw1BgoHFwm0J8Wbcff&index=29 


КЛАСС РАБОЧЕЙ МОЛОДЕЖИ


ДЛЯ КОГО?

Это курсы для старшеклассников, которым предстоит сдавать экзамены;  молодых людей, приехавших в Россию работать, а также для родителей наших учеников. 


Старшеклассникам помогаем подготовиться к итоговой школьной аттестации; для молодежи ведем уроки русского языка и других полезных для молодых мигрантов вещей; родителей учим лучше понимать, что их дети говорят по-русски. 


ГДЕ и КОГДА?

По субботам, в Лицее Ковчег. Три группы по 10 человек. 6 занятий в день.  Можем организовать и в других школах, если будет инициатива.


ЧЕМУ УЧИМ?

Студенты выбирают несколько курсов, в зависимости от своих планов и намерений:

Русский, подготовка к ОГЭ

Русский Разговорный

Русский – курс РКИ

Математика -   курс для старшеклассников

Компьютер, пользовательский курс

Английский язык, начальный уровень

МЕЖДУНАРОДНЫЙ КЛАСС НЕ ЗАКРЫТОГО… А ОТКРЫТОГО ТИПА!

ДЛЯ КОГО?

Берем детей, которые  оказались, в силу обстоятельств, за бортом  Школы.  Есть дети, которые несколько лет живут в Россию и не ходят в школу вообще – их берем в первую очередь. Есть, которые недавно приехали, но русский язык настолько слаб, что их принимают,  в лучшем случае, в класс на два года младше физического возраста. Есть такие, которых не берут, потому что у них нет регистрации и возможности ее сделать. 


Сперва делаем всё возможное, чтобы помочь определить ребенка в муниципальную школу и только потом, получив отказы,  принимаем его в Международный Класс. 


КАК ЭТО РАБОТАЕТ?

Формально, ученик числится  в обычном классе, назовем его «Класс по возрасту»  – на год младше физического возраста, как правило; (закончив на родине седьмой класс,  допустим,   он вновь идет в седьмой, но не шестой и не в пятый!)  Однако,на первых порах почти  на все уроки эти ученики ходят вместе  – это и есть Международный Класс.  Оформляется это через индивидуальный учебный план. В  классе могут быть дети разного возраста, разница может быть три-четыре года. 


КАКИЕ УРОКИ?

Много русского языка – около 15 часов, математика – 5 часов; другие предметы – по возрасту и классу.  В рамках русского языка выделяем три направления – три курса:  РКИ – русский как иностранный, близкий к классическому школьному курсу русского; РКИ – русский как игровой:  разные виды активности на языке: от настольных игр до постановки спектаклей; Свободные Тексты – ученики пишут и набирают на компьютере тексты насвободные темы.


ОТКРЫТОГО ТИПА…

По мере того, как дети  осваиваются в языке, они начинают посещать уроки вместе со сверстниками – по расписанию Класса по возрасту. Начинаем с уроков искусства: рисунка, музыки, театра и спорта. Потом расширяем список предметов английским, математикой, географией… У каждого ученика, таким образом, - индивидуальное расписание: часть уроков он посещает в Международном классе, часть – в Классе по возрасту, перетекая постепенно из первого во второй. 


КТО РАБОТАЕТ?

Лучшим вариантом представляется Учитель начальной школы продвинутого типа – он может вести две трети часов. На остальные могут приходить разные другие учителя: учитель английского, руководитель театральной студии, физики, химии.   Важной фигурой является куратор класса, он составляет индивидуальное расписание  для каждого ученика, держит связь с родителями, решает всякие внутренние проблемы.

УРОКИ ДРУЖБЫ

А еще время от времени проходят Уроки дружбы:  какой-нибудь учитель  объединяет свой класс с международными учениками: одни дети учат других!  Учат читать, решают вместе задачи,  мастерят, репетируют спектакли. Не известно, кому это общение полезнее: русскоговорящим или иностранным ученикам!


ЗА ПРЕДЕЛАМИ ШКОЛЫ

Раз в месяц, вместе с Классом по возрасту, ученики выезжают на экскурсии в Москву: в музеи, на выставки, на производственные экскурсии. 


ВСТРЕЧИ С РОДИТЕЛЯМИ

Непременно раз в месяц мы встречаемся с родителями наших учеников: в школе или чайхане.   Это и родительское собрание, и творческий отчет – дети показывают, чему научились, радуя учителей своих и родителей своих. 


ПРОЩАНИЕ С МЕЖДУНАРОДНЫМ КЛАССОМ

Программа рассчитана, как правило, на один год: весной ученики могут посещать почти все   предметы со своими сверстниками из обычных классов. Успехов вам, ребята!


ЕСТЬ ЛИ ДРУГОЙ ПУТЬ?

Конечно, хорошо было б  приехавших в Россию детей сразу и целиком  погрузить в языковую среду, посадив в класс русскоговорящих сверстников.   Но это не всегда идет даже в начальной школе, что ж говорить о подростковом возрасте! Как  учить в 7 или 8 классе мальчика или девочку, которые могут по-русски назватьтолько свое имя?  Этих ребят на первых порах надо учить отдельно – в  международных классах и так делается во всех европейских странах. Но   ученики не должны быть закрыты в стенах своего класса – поэтому Международные классы у нас не закрытого, а … открытого типа. 


В ДРУГИХ ШКОЛАХ…

Такие классы нужны и возможны в муниципальных школах, где есть два десятка подростков, плохо говорящих по-русски.  Сделать это очень просто: нужен учитель,  куратор и педагогическая воля директора.  

Кто такие ПЕРЕЛЕТНЫЕ ДЕТИ?

Это дети, приехавшие – прилетевшие  к нам из других стран мира. Ребята, мы рады вам! Мы хотим, чтобы в нашей стране вы чувствовали себя свободно и уверенно, чтобы побыстрее научились говорить по-русски и нашли себе хороших друзей!


Как правило, это дети трудовых мигрантов, приехавшие в Россию из республик Центральной Азии и Закавказья – впрочем, какая разница, мы рады всем и готовы всех учить русскому языку!


Сколько их? Пять-шесть процентов от общего числа школьников: 1000 детей в Красногорске, не менее 50 000 – в столице. 


Ходят ли они в школу? Большая часть – да. Однако, часто их берут в класс на год-два-три младше – потому что русский язык очень слабый. Надо ли говорить, что  это  тяжело   для подростка: оказаться в среде чужого языка, да еще в классе не по возрасту? Десять-двадцать процентов детей из семей мигрантов не ходят в школу вообще. Живут в Москве иногда несколько лет и не ходят в школу. Таких детей в городе около десяти тысяч. 


Конституция, Конвенция о правах  ребенка, Закон об образовании предписывает учить всех детей, оказавшихся на территории РФ:   говорящих по-русски и не говорящих, с регистрацией и без, - ребенок должен  учиться в школе. Точка. 


Концепция наша проста: Курсы и Классы. Курсы Русского языка – для тех, кого взяли в школу, но он мало что там понимает; курсы – это занятия после уроков. Классы – для тех, кого не взяли в школу. 


Мы учим приехавших детей русскому языку – чтоб они смогли быстрее освоиться в нашей стране, получить образование, в будущем – найти работу.  Хотим, чтобы ребята получили положительный опыт общения со сверстниками и взрослыми. 


Но еще не известно, кому всё это нужнее: приехавшим или «местному населению». Современный мир становится очень пестрым и разноязычным: все пришло в движение, языки, культуры, религии и обычаи – всё смешалось в нем. И нам всем надо научиться жить в мире и добром соседстве с  людьми, говорящими на разных языках.


Одним словом: Перелетные Дети, мы вам рады! Чувствуйте себя свободно и уверенно в нашей стране!


КОГДА КАЖДЫЙ БАЛЛ - ДОРОГ!

Стали известны результаты государственного экзамена по русскому языку, который впервые писали ученики "Перелётных детей"! Мы рассказывали про ребят в важном для нас тексте "Первые на ОГЭ" (он выложен и в аудиоформате) 
https://pereletnye-deti.ru/.../102-pervye-na-ogje.html
Мужда, сдававшая экзамен в Иваново, получила четыре, Митра из Казани набрала 22 балла (чуть-чуть не не хватило до четверки), а вот москвич Ромал русский язык будет пересдавать ещё раз... Экзамен оказался слишком сложным для парня, который наверстывал девять лет! школьной программы за один год! Если честно, мы всё-равно очень гордимся своими ребятами и их смелостью! Жаль, что не все, кто учился в группе подготовки к ОГЭ, дошли до экзамена... Но мы верим - это было не зря! И если в новом году мы решим возобновить группы для девятиклассников с неродным русским, наши подписчики узнают об этом первыми! 

На фото: Митра Абдулла, она мечтает закончить школу и учиться в двух университетах одновременно! 



УЧЕБНЫЙ ГОД... КРУГЛЫЙ ГОД!

Мы не умеем подводить итоги, но иногда даже неитоги впечатляют. С куратором проекта «Перелётные дети» Анной Орловой поговорила журналист Настя Тихомирова - про письма счастья в Министерство просвещения и Общественную палату РФ, про педагогический бестселлер, который надо бы написать и про людей, которым никогда не откажут в «Перелётных детях»… Мы, кажется, обсудили почти всё самое важное! Теперь ваша очередь – продолжить общение в комментариях и репостах! 


«МОЯ ГЛАВНАЯ МЕЧТА, ЧТОБЫ МЫ СТАЛИ НЕ НУЖНЫ!»

Про письма счастья в Министерство просвещения и Общественную палату РФ, педагогический бестселлер, который надо бы написать и людей, которым никогда не откажут в «Перелётных детях» - с куратором проекта Анной Орловой поговорила журналист Настя Тихомирова.

АННА: Вот уже пятый год пошёл, как я в проекте. И у нас всё время возникают какие-то изменения, какой-то рост, количественный и качественный, новые люди, новые учителя…

НАСТЯ: Мы сегодня говорим, как раз об итогах учебного года, хотя, насколько я понимаю, учебный год в «Перелётных детях» - понятие относительное?

АННА: Очень относительное, потому что летом занимаются и старшие группы онлайн – я имею ввиду взрослых, и какие-то детские группы - мы оставили их для ребят, которые очень желают учиться. Никого мы насильно на каникулы не выгоняем!)) Мы просто формируем для них какие-то более - менее адаптированные группы, которые повысят их уровень русского языка летом. 

НАСТЯ: Сколько вообще человек объединяет проект «Перелётные дети»? 

АННА: В общей сложности, мы считаем, что это 700 человек или около того. Конечно, варьируется эта цифра, потому что кто-то ушёл, кто-то закончил курс, кто-то переехал, кто-то закончил учебный год… Ну мы считаем около 700 человек. Чуть больше 400 человек – наша онлайн – школа. Это дети и взрослые, которые учатся у педагогов дистанционно. И порядка 300 человек – офлайн. Занятия проходят в двух библиотеках – в Нахабино и в Текстильщиках, субботняя школа в лицее «Ковчег 21 век», 4 школы в городе Красногорск, где идут дополнительные занятия РКИ, школа в селе Ельдигино Пушкинского района. Вот таким образом…


НАСТЯ: И на низком старте Подольск и Одинцово?

АННА: Да! Но это особая история! Мы написали три письма счастья – в Общественную палату РФ, в Министерство просвещения РФ и в Министерство образования Московской области. Это были письма с номером, зарегистрированные официальные письма о том, что мы готовы поделиться своим опытом со всеми, кому это нужно. Мы денег не просили, учебники не просили, мы просто хотим быть нужными… Министерство просвещения и Общественная палата ещё должны нам ответить, а Министерство образования Московской области ответило нам практически сразу и поставило нас в известность, что они донесли информацию, о том, что есть такой проект «Перелётные дети» во все школы области. Молодцы! Хотя бы так! И уже есть отклик! Нам позвонили из районного отдела образования города Одинцово, был разговор о совместном сотрудничестве. Пока мы договариваемся о каких-то онлайн-конференциях по этому поводу. По всей видимости, мы будем консультировать, мы будем рассказывать о том, как это у нас работает. И в Подольске тоже прошла информация, детям мигрантов в школах раздали мой телефон, они звонят, и мы их определяем на занятия в онлайн - группы. 

НАСТЯ: А нет ли идеи начать издавать учебники и пособия РКИ? Создать методический бестселлер для других педагогов?

АННА: У нас часто просят разные педагоги и школы: «Дайте нам программы! Дайте нам инструмент! Дайте нам учебники! Дайте методики!» Удивительно! Особенность проекта в том, что он очень практический! Он очень гибкий! Тут либо учишь, либо не учишь! Многое зависит от желания! У нас в «Перелётных детях» это просто бралось и делалось. Мы не ждали программ, мы не ждали учебников – ты учитель, учи! Это же ребёнок! Это тот момент, когда все средства хороши! В нашем проекте работают разные учителя, многие из них очень творческие! И они постоянно придумывают что-то новое, чтобы учить тому же, но по-другому. И, конечно, у нас это всё приветствуется, это всё прекрасно! Но, может быть, мы что-то, конечно, напишем однажды…

НАСТЯ:
А как глобально изменилось качество образования в «Перелётных детях»? Это же первый постпандемический учебный год, когда изменился вообще подход к образовательному процессу? 

АННА:
Во-первых, открылась школа онлайн. До этого мы даже не думали о ней! Если бы нам сказали, когда мы работали только на офлайн: «Организуйте дистанционную школу!», мы бы сказали: «Это невозможно! Невозможно учить русскому иностранцев онлайн. Русскому языку! Вы что? Это же так трудно! Это же английскому только дистанционно можно учить! Русский – сложный очень язык! Тем более, учить детей онлайн! У нас прошлой весной, когда начался карантин, были только детские группы. Некоторые родители постольку - поскольку с детьми приходили и учились тоже. Про взрослых мы даже не думали особенно. Мы их приглашали в школу рабочей молодёжи, но это всё тоже было офлайн. 
Пандемия привела нас всех к общему знаменателю, что мы все по - любому будем работать дистанционно. И наши дети, которые раньше учились в субботней школе и в школах Красногорска первыми сказали: «Да, мы научились учиться в Зуме, мы можем это!»


НАСТЯ: Это же качественный рывок!

АННА: Да! Мы сначала детей пригласили в онлайн – группы, а потом поняли, что можно всех так учить, хоть с нуля! Если хороший, квалифицированный педагог, он владеет и онлайн-методиками. Мы пригласили очень хороших специалистов. Если до этого у нас были учителя, которых мы дополнительно обучали на курсах у специалистов преподавания РКИ из РГПУ, из МГУ, то тут к нам пришли работать те люди, которые сами проводят эти курсы: профессор Тамбовского университета стала преподавать у нас онлайн, вся кафедра русского, как иностранного из Астраханского университета – они подтянули друг друга, и мы очень счастливы, потому что это доценты, кандидаты наук, которые знают толк в своём деле. Они стали обучать сначала наших детей, потом взрослых. Потом подключилась Организация Объединенных Наций, которая прослышала про вот эти курсы и привела к нам первую группу афганцев и сирийцев, которые живут в России, и не знают, где учить русский язык.

НАСТЯ: А теперь во взрослых группах 300 человек!

АННА:
Да! Теперь их 300 человек только женщин! И они приводят своих подружек, подружки приводят своих подружек. Мы сделали первый выпуск, дали первые 32 сертификата об окончании годичных курсов изучения русского языка… Эти люди теперь могут рассказать о себе, могут сдать экзамен на гражданство, они могут поговорить где угодно! Если раньше такому человеку нужно было даже в магазин идти с переводчиком или со знакомым русским человеком, то теперь они сами с усами! Они ещё и по-русски расскажут всем своим подружкам, куда надо идти, чтобы учиться русскому языку.

НАСТЯ:
Но есть среди онлайн-группа одна группа «особеннее» других. Это ребята, которые вышли на сдачу Основного Государственного Экзамена? 

АННА:
Конечно! Это впервые! Сейчас наши первые дети вышли на ОГЭ, они уже сдали русский и математику, будем ждать их аттестатов, этих свидетельств об окончании девяти классов. Это прекрасно! Кто-то из них способен учиться и дальше, в 10-11 классах, кто-то получит на руки «корочки» и пойдёт в колледж – это тоже большой рывок, потому что для ребят открываются совсем другие просторы. Каждый день, каждый божий день, кроме субботы и воскресенья, учитель русского языка преподавала им свой предмет, с сентября по май. И математика три раза в неделю. 

НАСТЯ: Девять лет они фактически навёрстывали?!

АННА:
Мне кажется, те, кто не пошёл на эти курсы, очень сильно потеряли. Это, конечно, были замечательные курсы! Их посещали 11 человек! Ну и результат был!

НАСТЯ: Но ведь курсы подготовки к ОГЭ будут продолжаться в новом учебном году?

АННА:
Не знаю, неизвестно. Деньги потрачены немалые, сил использовано очень много, а мы всё-таки вывели не 10, не 15 человек на ОГЭ, а четверых или пятерых, по-моему. Но большинство из них - это дети, которые учились в школе. А группу-то открывали под тех, кто не учится в школе! Группу-то открывали под афганских детей, которые сидят дома… Изначально, вообще под двух девочек 19 и 20 лет. Мы же их сами устраивали в школу, водили их знакомиться с учителями, выдавали разные справки, мы очень хотели, чтобы они аттестовались, но, к сожалению, много ещё трудностей… Они не зарегистрировались на ОГЭ, они очень долгое время боялись подойти к МФЦ, у меня такое чувство, что они боялись вообще «светиться» в базах. У них не подтверждён статус беженцев. Им было сказано, что они имеют право учиться. Никакой полицейский не может прийти к ним на экзамен и сказать: «А теперь депортация!» Они могли закончить 9 классов, сдать ОГЭ и дальше уже действовать с документами в руках. То ли им кто-то из взрослых подсказал, что этого лучше не делать? Я так и не поняла до конца, почему они не дошли до финала.

НАСТЯ:
А вообще есть какая-то предполагаемая вместительность «Перелётных детей»? Речь, кажется, шла о цифре в 1000 человек? 

АННА: Ну, речь шла о 1000 человек – это в будущем. Мы никому не отказываем! Мы специализируемся на людях, которым нужна помощь которые не знают русского языка!


НАСТЯ:
Мы сегодня видели родителей учеников субботней школы, которые, вдохновившись успехами своих детей, тоже захотели учить русский язык у нас! 

АННА: В прошлом году были такие истории, когда люди не могли устроить детей в школы, даже с документами, потому что сами не знали русского языка. Приходит мама, не знающая русского языка, и с ней очень легко поговорить с отрицательным для неё результатом. Ей проще сказать: «Нет», чем ввязываться с ней в дискуссию. Она же не может ответить! Вообще, конечно, это ужасно! Государству нужны трудовые мигранты. Не просто так они здесь! Они не нелегалы! Они трудовые мигранты. Если государству нужны трудовые мигранты, значит, государство даёт какие-то права мигрантам. Потому что государству они нужны! А получается так, что трудовые мигранты уезжают на родину, потому что здесь не получилось, и их места никто не занимает. Они работают на наше народное хозяйство! Они платят налоги! Значит нам не плохо от того, что они здесь работают? Сейчас те мигранты, чьи дети у нас учатся – это же люди, которые не первый год здесь работают. Они не сразу с семьями приезжают. Сначала на разведку приезжает глава семейства, он понимает, что он здесь зарабатывает больше денег, он понимает, что здесь можно устроиться на работу, что дети говорят на русском языке, потому что, например, в Самарканде прекрасные русские школы, там дети учатся лучше наших русскому языку, они знают такие стихи, каких я не знаю… Почему у них какие-то преграды в образовании здесь? Не должно быть у ребёнка никаких преград. Разговор с ребёнком должен быть простой: «Здравствуйте! Как тебя зовут? Сколько тебе лет? Ты садишься в такой-то класс». А у нас разговор такой: «Сколько лет? Какой класс? Давайте регистрацию! Давайте медицинскую карту! Давайте! Давайте! Давайте!»  Но если у ребёнка нет никаких документов, это не значит, что ребёнка надо выгнать из школы или не брать его совсем. Цель образования – воспитать человека, который будет работать на страну. Опять же, дело укрепления мира! Говорят: «Вот, мы их учим, а они потом уезжают!» Да пусть они уедут с восторгом из России, пусть помнят, что к ним здесь относились по-людски, им здесь помогали. Чего мы боимся? Терроризма? Хорошо работающий человек не является потенциальным террористом. Это довольный жизнью, нормальный человек, который ориентирован на семью и на работу. Наша задача сделать так, чтобы человек был благополучным. А благополучным он будет, если у него будет образование и кусок хлеба.

НАСТЯ: Как вообще настрой на будущий учебный год? Есть же мнение, что мигрантов в стране станет опять больше, если начнут потихонечку пандемические ограничения снимать и возобновятся полёты? Какие уже есть планы и мечты?

АННА:
Ну, планы и мечты… Вы знаете, мы про планы и мечты вообще никогда не говорим. Мы говорим в мае о том, что на следующий год работаем. Как мы будем работать, мы никогда не знаем. Мы собираемся в августе, понимаем ситуацию, и уже от неё отталкиваемся. Так, что я привыкла планы не строить, а работать, как работается. Летом мы работаем в онлайн – школе. У меня собственного абсолютного отпуска нет. Наши учителя говорили с онлайн - группами, и большинство учеников ни на какие каникулы, конечно, не уходят. То есть, мы отталкиваемся от сегодняшнего дня. Как складывается. У нас нет такого, что мы уходим на каникулы… Какие-то группы только начали учиться. Если их отпустить на каникулы, они забудут, как по-русски «мама», «папа». А мечты? Моя главная мечта, чтобы мы стали не нужны. Чтобы тем, чем мы занимаемся, занималось государство, потому что это единственный цивилизованный выход, если стране нужны трудовые мигранты.

ДЕТИ ПРОТИВ КАНИКУЛ


Какие родители готовы потратить выходной ради... школьных будней своих детей? Почему «нигде не берут, а сюда взяли»? И как язык танца помогает учить русский язык? Настя Тихомирова побывала на выпускном в субботней школе, который, по идее, должен был стать пропуском в новую жизнь для детей мигрантов... Должен, но не факт.
 
«Сарафанное радио – это когда все надели сарафаны и стараются перекричать друг друга», - мы пытаемся шутить вместе с Аминой и Мариам, чтобы легче запомнить сложное слово «сарафан». До гала-концерта в честь окончания учебного года ещё час, вокруг суета и шум, но девочки уже надели русские костюмы и репетируют на ходу связки танца… Им очень нравятся и рубашки с пышными рукавами, и косички на головах, и сарафаны, чьё название они то и дело забывают… 


- Сегодня мы покажем русский танец, - Мариам пытается перекричать гул репетиции, -  Мы очень долго к нему готовились, каждую субботу тренировались! Я думаю, всем будет интересно посмотреть наше выступление. Сложностей в танце нет, он быстрый, веселый и прикольный. Даже в чем-то похож на национальный таджикский танец. 

- А по мне, этот танец спокойный! – спорит Амина. -  Я даже не волнуюсь перед выступлением! 

- Мы всем классом участвуем почти! – гордо продолжает Мариам. - Мы выбрали русский танец, потому что мы из России! Живём здесь! 

Патриотизм у Мариам настолько неподдельный и искренний, что… я даже не нахожу слов в ответ! Ей и вправду всё нравится здесь: и Россия, в которую они переехали всей семьей из Таджикистана; и друзья, которые говорят каждый на своём языке, а вместе – на общем русском; и субботняя школа, которая нашлась благодаря всё тому же «сарафанному радио»… В обычную, общеобразовательную учеников без гражданства и без регистрации не берут. А сюда, в субботнюю школу частного лицея «Ковчег XXI» – взяли! 

Пока в зале кипит последняя репетиция, в кабинете рядом кипят сложные разговоры. Родители-мигранты до сих не знают, как и где учить дальше своих детей…

- Сначала мы пытались в обычную школу попасть – не получилось, - рассказывает отец двоих детей – Саид. – Нам везде отказывали, потому что нет регистрации. Были такие места - зайдешь, а директор школы даже не хочет с тобой разговаривать! Мы даже не думали, что настолько сложно будет попасть в школу… Думали, как у нас – пришел в школу и учись, места есть - нет, хоть 45 человек – все равно посадят в класс! 


- Мунтазир вообще два года в школу не ходил, как приехали в Россию – говорит отец мальчика,  - там, в Таджикистане он был отличником! Сплошные пятерки по английскому, по математике! Его даже перевели через класс, потому что слишком хорошо учился! Вундеркинд! А здесь сидит дома: не берут никуда в школу – то этого документа нет, то другого документа нет. Не знаю, почему ребенка так мучают? У нас так не принято! Он же ребенок! Ему учиться надо!

- Мы сняли квартиру у метро Рязанский проспект, а регистрация у нас в другом районе, - продолжает папа первоклассницы Нозии. – Просились в четыре школы рядом с домом. Не приняли – у нас мест нету, проситесь в школу по месту регистрации. Хорошо, что есть субботняя школа. Если бы не было субботней школы, наши дети остались бы на улице. Что было бы с ними завтра? Завтра уже поздно будет! Спасибо огромное, что взяли нас!

Кузьминки, Нахабино, Щелковская… Учеников в субботнюю школу под Красногорском родители привозят буквально со всей Москвы! Дорога только в один конец у многих занимает 2-3 часа. Формально, это нарушение всех норм СанПиНа (стандартное расстояние от дома до школы для городского ученика должно быть не больше 500 метров, для сельского – не больше 4 километров), фактически – для многих учеников субботней школы это вообще единственный шанс учиться! 

 - Субботняя школа для детей мигрантов - это наш новый опыт, - рассказывает Анна Орлова, куратор и преподаватель проекта «Перелётные дети».  -   Вообще, в лицее "Ковчег XXI" субботняя школа существует давно, дети в ней учатся экстернатом. Это обычные дети, которые, как правило, серьезно занимаются музыкой или спортом и не успевают ходить в общеобразовательную школу. Они приезжают к нам по субботам. С 10 утра до половины четвертого у них занятия – это и привычные уроки по школьным предметам, и творчество, конечно. Ученики субботней школы получают задания на неделю вперёд, потом сдают домашнюю работу педагогам, пишут контрольные... Всё как у всех! И вот, в этом учебном году, в субботнюю школу мы устроили семерых памирских детей, которых не взяли в обычные школы по разным причинам: из-за отсутствия регистрации, из-за плохо говорящих родителей, из-за того, что "мест нет", из-за того, что они просто юридически не дотянули этот вопрос… Трое первоклассников, второклассница, третьеклассница и мальчишки, 5-6 класс. Они отучились у нас, закончили каждый свой класс. Очень старались. Мы им оформили личные дела. И теперь, с полным пакетом документов они сейчас снова будут пытаться оформляться в школы. Конечно, ещё вопрос - возьмут их или нет? Им сейчас в этом вопросе активно помогает Памирское землячество и, может быть, помогут юристы "Гражданского содействия" – мы сейчас договариваемся с ними. В принципе, ведь ребенка должны брать в школу! Даже без регистрации!

Объединить детей трудовых мигрантов и учеников из подмосковных семей с достатком выше среднего, перемешать, подружить и устроить общий концерт в конце учебного года, где все вместе танцуют русский танец – это абсолютная педагогическая победа преподавателей лицея «Ковчег XXI». Но есть и ещё кое-что, что удивляет даже самих педагогов – ученики субботней школы не хотят уходить на летние каникулы! 

- Школа необычная, нам очень нравится! - признаётся Робия. - Тут весело, никогда не бывает скучно на уроках. Отсюда даже не хочется на каникулы!


- Вообще, учителя здесь все очень весёлые, - уверен Ислам. - Мы здесь учим русский язык, английский, танцуем, поём, лепим, рисуем, играем и… обеды здесь вкусные! Обычно в школе всем хочется быстрее на каникулы, а в субботней школе – нет!

- Лучше, чем обычная школа! Не жалко потратить субботу на занятия здесь! И не только субботу, а всё лето! – говорит Файдулло. 
- Я не против ещё поучиться, вместо каникул, - улыбается Руфия.

В зрительном зале – нет свободных мест! Кажется, здесь даже гордость за детей – общая! И восторгов с овациями хватает на всех выступающих! Программа концерта – самая, что ни на есть интернациональная: китайский танец, ковбойский и, конечно, русский – в сарафанах и косоворотках. Присядки, хлопушки, дроби, дорожки, ковырялочки и ещё множество сложных традиционных элементов удаются детям мигрантов так, словно бы они всю жизнь танцевали под «Калинку», а засыпали под "Волчка"...

- Мы с ними целый учебный год репетировали! - раскрывает секрет учитель хореографии Ильдус Хамидуллин. - Я подобрал русский танец, потому что нашим «перелетным» ребятам нужно больше знать о России и русской культуре. И они очень охотно отозвались, старались, выучили все элементы. Элементы – сложные, зато теперь мои ученики везде станцуют, если их пригласят, под любую русскую музыку! Молодцы! Я своими ребятами горжусь! В новом учебном году мы планируем ставить народный танец одной из тех стран, откуда приехали наши ученики. Пока ещё думаем, какой выбрать: украинский, лезгинку, узбекский или таджикский… Уверен, что найдём костюмы! У нас впереди очень много планов, главное – старание и желание! 

У родителей - мигрантов пока строить планы даже на ближайшее будущее не получается. Большинство из них до сих пор не знают, в какую школу привести или… привезти своих детей 1 сентября 2021 года. К сожалению, продолжать занятия в субботней школе «Ковчега» можно только до 6 класса. Да и возить детей из Москвы в подмосковный Красногорск сложно и дорого.  

Анна Орлова, как может, пытается найти слова поддержки для родителей, советует не сдаваться и обращаться к уполномоченному по правам ребёнка: 

- Требуйте у директора или в департаменте образования письменный отказ, если вас не берут в школу! Если взять письменный отказ и дойти до уполномоченного по правам ребёнка, то уполномоченный, скорее всего, посодействует, чтобы ребёнка взяли в школу рядом с домом и без регистрации! Это же право на образование! Оно общее для всех детей, находящихся на территории Российской Федерации! В принципе, мы можем все школьные документы отдать вам сейчас, а если что-то не получится, вы сможете на таких же условиях вернуться к нам в следующем году!

Пока дети отмечают конец учебного года мороженым и конфетами, родителей снова одолевают несладкие мысли. Кажется, они все здорово устали от обстоятельств и борьбы:

Москва – это место возможностей, место порядка – мы всегда так думали, - говорит папа Нозии. – Мы поэтому привезли сюда своих детей.  Мы хотели бы здесь нормально жить, как другие! Получить гражданство, начать новую жизнь, дать детям образование. Мы хотим, чтобы наши дети увидели, как можно дальше жить. 

- Может быть, у меня всё-таки изменится жизнь, - вздыхает Саид, - А может быть, я возьму своих детей и увезу их обратно домой, в Таджикистан. 

Наверх