ПЕРЕШЛИ НА ЛИЧНОСТИ

Режиссёр Сергей Гиндилис поставил спектакль, в котором всё правда и все герои – главные. Кажется, это история о том, как наушники помогают услышать друг друга, а темнота – друг друга рассмотреть. Но сами авторы говорят, что хотели рассказать истории беженцев, и это им удалось.

Текст: Настя Тихомирова
Фотографии: Руслан Альтимиров, Константин Бабаев
 
Здесь как - будто воздуха не хватает! Мы сидим в зале, затянутом непроницаемой текстильной чернотой и смотрим в одну точку. В одну горячую точку. В дыре экрана, словно пробитом пулей навылет – кадры современной афганской хроники: рынки, улицы, пыль, вооруженные мужчины, женщины в хиджабах, бесконечно прекрасные зеленоглазые дети, блокпосты, грузовики, набитые военными и невыносимое ощущение тревоги…
Москва, оставшаяся за дверями, кажется сюрреалистичной. А реальность вот она – в историях беженцев, которые мы, зрители и актёры, слышим и проживаем здесь и сейчас. В этих историях почти нет эмоций, но их монотонность – сильнее криков и слёз. 

- Эта техника называется «вербатим» - когда актёр слышит речь героя в наушниках и дословно её повторяет, копируя его интонации, паузы и нюансы речи, - говорит режиссёр спектакля Сергей Гиндилис. -  Мне очень нравится этот способ привнесения речи на сцену, потому что он самый честный, искренний. Конечно, самым честным было бы позвать самих героев. Но они не всегда готовы рассказывать о себе перед аудиторией. Мне кажется, это было бы по отношению к ним немножко грубовато… А так актеры – просто проводники историй героев, просто трансляторы. И, при этом, когда история не в наушниках, не в виде текста, но рассказана живым человеком в реальном времени, она действует практически также, как если бы человек рассказал её сам.

Документальный спектакль «Мой Афганистан» стал продолжением выставки «Бежать нельзя остаться». Социальную проблему в художественное высказывание сообща превратили культурный центр «Тверская, 15», Агентство ООН по делам беженцев и ребята из издательства «Самокат» - специально к 20 июня, всемирному Дню беженцев. Для России это пока не очень понятная дата – статус беженца в нашей стране официально имеют около 500 человек, временное убежище получили еще 1,5 тысячи… Не очень ясно в массовом сознании и чем «беженец» отличается от «мигранта». Спектакль Сергея Гиндилиса – это попытка объяснить разницу, не делая различий между людьми. Режиссер даже актеров интуитивно выбрал «с историей», хотя ничего такого не имел ввиду…

- Я скорее искал не по бэкграунду, а по похожей характерности, - рассказывает Сергей. - Но так получилось, что у некоторых актеров тоже есть опыт миграции. Даниил – он из Казахстана, недавно приехал и учится на актёра. А у Линды родители откуда-то переехали в Россию, но она не рассказывает откуда. Это закрытая информация.  Линда недавно только получила российский паспорт, хотя родилась и выросла здесь…


Вербатим не нуждается в репетициях. «Если слишком долго репетировать такой спектакль, он теряет свою магию», - убеждён режиссер. Перед премьерой у актёров была только пара прогонов в наушниках… Но Линда Мендес Кинтана всё же переслушала историю своей героини несколько раз, пытаясь понять главное про девушку, которая нечаянно оказалась так похожа и не похожа на неё:

- Я сама бывшее «лицо без гражданства», прошла через тернии, связанные с семнадцатилетним получением гражданства, - вспоминает Линда. - Здесь, на выставке «Бежать нельзя остаться», есть и моя история. Мне вдвойне круто участвовать в этом и как человеку, который рассказал свою историю и как человеку, который имеет возможность рассказать чью-то историю. Мне было интересно, как именно говорит моя героиня, потому, что если брать личность – мы очень разные с ней. Я такая «эгегей!», а она очень сдержанная. Я много жестикулирую, а она совершенно другой человек. И я старалась уловить нотки, учила саму себя слушать и впитывать человека, потому что, когда ты не видишь человека, это труднее немножко…

 
- Это очень странное чувство, честно говоря, когда вы сидите в наушниках и слышите голос человека, - объясняет актер Даниил Никитин. – Это не сухой текст! Там передаются не только слова, а чувства, и ты должен их сыграть. Эта работа прямо завораживает! Воплощение этого человека – оно вселяется в тебя, и ты уже не ты…
 
Герою Даниила Никитина всего 16 лет. Но он уже так устал от войны, что хочет только мира, пусть и за тысячи километров от родины. С первых минут спектакля «Мой Афганистан» я смотрю на зрителей не меньше, чем на актеров. Кто эти люди? Как оказались здесь? Почему истории мигрантов для них важнее прогулки по летней Москве? Неужели сейчас они тоже, как и я, так верят в происходящее, что уже не различают правду жизни и режиссерский замысел? Постановку и кадры хроники? Мир и войну? Неужели им тоже, как и мне, нечем дышать от страха, который даже не в затылок дышит, а прямо в лицо…

- Я восхищаюсь, что приходят люди, которые не проходили такой путь, - признаётся Линда. - Это ведь тяжелые очень эмоции! У наших героев тяжелая жизнь. Тернии! Кто-то жил с войной, терял близких, видел очень болезненные переживания… Для них эти истории в прошлом, но их важно рассказать кому-то, донести ценность этих воспоминаний… 

- Зрители приходят, чтобы узнать истории, посочувствовать этим людям, вообще понять, какая жизнь бывает, – уверен Даниил. - Каждый должен понимать, что мир – он неидеальный вообще.

Мы разговариваем с актерами и режиссером спектакля уже после всего, в рыжих пятнах вечернего солнца, в фойе, где снова шумно, юно и снова Москва за окнами. И актёры больше не похожи на своих героев… Как вдруг Даниил, после долгой паузы, говорит словно самому себе:

- Это голосовое сообщение, которое играло у меня в ушах… Я, честно говоря, местами ужасался сильно. Каждое его переживание, каждый момент, который он прожил… Когда я первый раз послушал – я сел в тишине.

Добавление комментария

Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Введите два слова, показанных на изображении: *

Наверх