НЕСТЬ НИ ЭЛЛИНА, НИ ИУДЕЯ

Мы их учили русскому языку - и сами учились кое-чему у них, разбивая свои стереотипы. Казалось, восточные дети - послушные и усидчивые. Однако некоторые таджикские девчонки младшего школьного возраста умеют смеяться на уроке и носятся как ртуть на перемене по школе - самые настоящие гиперактивные дети. А девушки Востока, на выпускном вечере после девятого класса, в коротеньких платьицах из ситца, танцевали все танцы мира, приглашая всех мужчин-преподавателей, по очереди.

И восточные юноши оказались не такие уж покорными, как представлялось - подростки отказываются ходить в школу, узнав, что их берут в класс на два года младше, и грозят родителям, что вернутся домой, к бабушке.

Они оказались очень жадными до знаний, более жадными, чем местные дети - ясное дело, несколько лет не ходили в школу, соскучилсь.

Сайфулло, 16 лет, ездил каждое утро в Красногорск из Домодедово, два с половиной часа в один конец, за восемь лет жизни в России он ходил в школу всего три года, потом четыре года сидел дома, точнее – подрабатывал, помогал отцу.

Умеджан, которого тоже ни в какую школу не брали, переехал к нам поближе и снял койкоместо недалеко от школы – чтобы учиться.

Понимая, что русский язык - лифт в их жизни, смотря на это практично: деньги надо зарабатывать, - они готовы были учить не только грамматику, но и заниматься таким странным делом, как петь песни, "На фоне Пушкина" Окуджавы - пожалуй, любимая; что понятно - это ж как молитва.

О религиозности: вопрос о свинине никогда не стоял, хиджабов не носят, комнаты для намаза не просили, Священный месяц Рамадан приходится на летние каникулы, Слава Богу!

Конечно, были киргизско-таджикские терки поначалу. Но потом пришел мальчик Гагик с озера Севан, и всё как-то улеглось. За год зафиксирована одна драка в старшей группе внутри таджикской диаспоры: между теми, кто немного лучше понимает по-русски и кто не очень.

Случаев воровства телефонов или кроссовок не было, хотя даже приличные люди год назад говорили мне об этом, как о фатальной неизбежности.

Впрочем, послушными они были первые два месяца, когда еще по-русски не научились выражать себя; потом все стало на места. Эрбол, 16 лет, стучит в дверь кабинета директора:
- Мы, - говорит. - не хотим лепить из этой грязи, можно нам еще музыку поставить в расписании?
 "Лепить из грязи" - это уроки в гончарной мастерской.

Нешуточные страсти, насколько можем судить без языка, кипели в этой группе: «Э. говорит, что я люблю А., это нехорошо, мне так не нравится, я не буду ходить в школу...»

Родители иностранных учеников кормили нас самсой, одно собрание провели в соседней чайхане. Впрочем, некоторые не кормили ничем, а по телефону ругались, как русские.

А концу года разошлись, один раз директору сорвали урок - хохотали от души под дверью. Обрусели наши Перелетные дети.

Можно говорить о менталитетах и культурных особенностях - но все эти менталитеты - дело наживное и сиюминутное: сегодня - плов в меню, а завтра - сосиска в тесте. Мы все – очень похожи друг на друга.

Несть ни эллина, ни иудея.


 

Добавление комментария

Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Введите два слова, показанных на изображении: *

Наверх