А У НАС МЕЖДУНАРОДНЫЙ КЛАСС! А У ВАС?

В 2019 году МБОУ «Средняя общеобразовательная школа №33» г. Калуги открыла международный класс для детей - инофонов. Заместитель директора по УВР Сизова Татьяна Ивановна рассказывает нам о том, что же получилось на самом деле. 

- Калужская общеобразовательная школа №33 стала одной из первых школ, открывших международный класс. Мы восхищаемся вашей отвагой и радуемся каждому успеху. Расскажите, пожалуйста, как обстоят дела? Сколько детей обучаются в классе? 

- Мы очень рады стать участниками проекта «Перелетные дети» в рамках регионального проекта Калужской области «Мы разные, мы вместе». Не секрет, что большой проблемой является адаптация детей-мигрантов в виду того, что они плохо владеют русским языком, а некоторые его совсем не знают. Создание международного класса «Перелетные дети» по примеру лицея «Ковчег - XXI» помогает решать нам эти проблемные вопросы. Безусловно, трудно, но мы движемся вперед. Мы вышли на индивидуальные образовательные маршруты для этих детей на уровне начальной школы, а именно: предметы «Русский язык как иностранный», «Русский язык», «Математика», «Иностранный язык», «Литературное чтение» и «Окружающий мир» эти дети изучают в рамках индивидуального учебного планаВ международном классе обучалось на начало года двенадцать человек, теперь уже тринадцать. Прошла молва, и родители с удовольствием стали приводить к нам неговорящих деток. Сегодня мы видим, что адаптация идет быстрее. Учителей, кстати, участвующих в проекте, становится больше.  Если в сентябре было шесть учителей, четыре из которых это учителя начальных классов, то уже с января к нашей команде присоединились еще пять человек, из старшей школы. Таким образом,  у нас уже десять педагогов.  

- Как проходят занятия?  

- Часть уроков проходит в международном классе, а другая часть – вместе со сверстниками. Идея очень хорошая. Дети не оказываются изолированными от своих одноклассников. Взаимодействие с ровесниками не прекращается, а индивидуальное сопровождение помогает быстрее овладеть школьной программой. Но это очень сложно совмещать с расписанием, особенно в маленькой школе. Международный класс у нас один. 

На сегодняшний момент, мы создали еще одну группу для учеников средней школы, которые занимаются после уроков рамках внеурочной деятельности. От них мы тоже ждем результатов. 

- Какие сложности возникают в процессе обучения детей и организации образовательного процесса?

- В первую очередь, как я уже сказала, это расписание занятий. Во-вторых, родители смотрели на это «объединение» со страхом. Но сейчас они видят результат. Дети общаются и не изымаются из других коллективов. Имея за плечами небольшой опыт, мы пришли к выводу, что с детьми, которые по-русски совсем не говорят, заниматься нужно отдельно. Объединять их с говорящими детьми не следует. Здесь нужны дополнительные педагогические и учебные ресурсы. К великому сожалению, этого у нас пока нет. 

- Что вы считаете своей удачей?

- Наши преподаватели используют различные методики. Уже в конце урока ребенок способен воспроизводить полученную информацию. Еще 40 минут назад он не знал слово «рыба», а теперь уже показывает, где у нее хвост, голова и жабры. Ребенок счастлив, он все понимает. Домой приходит и рассказывает родителям, что он чего-то достиг. Дети помогают друг другу. Одна девочка у нас -  настоящий переводчик. Если ребёнок что-то не понимает, она сразу встает, берет его за руку и начинает все объяснять. Что у нас еще получается? Мы провели недавно новогодние праздники. «Перелетные» дети уже выступали на сцене. Для детей из международного класса мы открыли шахматный клуб, где они будут дополнительно заниматься еще один час в неделю. Мы предложили им стать участниками литературного клуба «Сказ». Очень трудно было заставить детей заниматься после уроков, но сейчас они уже осознано посещают эти занятия, потому что хотят. Дети даже начинают обучать русскому языку своих родителей. А это очень здорово и говорит о многом! Я считаю, что это большая победа на сегодняшнем этапе реализации проекта

- Очень приятно было получить от Вас так много интересной информации. Мы желаем Вам дальнейших успехов и ждем новых побед и свершений! Благодарим за интервью. 

НАБИРАЕМ ГРУППУ ДЕТЕЙ-ИНОСТРАНЦЕВ ДЛЯ ИЗУЧЕНИЯ РУССКОГО ЯЗЫКА

Проект "Перелетные дети" объявляет набор детей-иностранцев для БЕСПЛАТНОГО изучения русского языка в игровой форме.
Мы набираем детей, которые остались «за бортом» русской школы. Тех, кого не взяли в школу из-за незнания русского языка, нехватки документов и по другим причинам. Детей, которым нужна поддержка и помощь для усвоения русского языка. Детей, кто учится в школе, но хочет "подтянуть" грамматику русского языка.
Занятия будут проходить в небольших группах в просторных светлых аудиториях, оснащенных всем необходимым. Дружественная атмосфера и профессиональный подход располагают к обучению и полностью убирают страх.
Благодаря нашим бесплатным занятиям Ваш ребенок не только будет чувствовать себя как дома, живя в другой стране, но и с новой стороны узнает своих русских друзей, когда начнёт общаться с ними на их родном языке.
Занятия будут проходить недалеко от станции метро Свиблово.
По четвергам с 16.30 до 18.00 и по пятницам с 15.00 до 16.30.
Информация о занятиях и запись по телефону : 89265972119 Анна.
Торопитесь записаться!

ПЕРЕЛЕТНАЯ ШКОЛА. ЧЕТЫРЕСТА ПЛЮС.

ПЕРЕЛЕТНАЯ ШКОЛА. ЧЕТЫРЕСТА ПЛЮС.
 Ночь перед Рождеством – самое время подводить итоги сделанному. Работаем три с половиной года – вот что получилось.
 1. В восьми школах Красногорска – факультативы по русскому языку, ведут учителя школ, неравнодушные профессионалы. Три сотни детей учат русский язык. Стараемся не «учить» в школьном понимании – а играть: разыгрываем сценки, обсуждаем мультфильмы, играем во всяческие настольные и подстольные игры. Спасибо за горячую поддержку Управления образованием Красногорского района, давшему зеленый свет перелетному движению. Проблемы? Первая – еще больше и еще смелее играть! Вторая – занятия в течение дня, вместо некоторых уроков были б полезнее занятий после уроков, когда дети подустали, мягко говоря. Но в школах не хватает кабинетов.
 2. В школе 14 Красногорска, Павшинская пойма, работают Международные Классы – две группы детей по десять человек каждая интенсивно учат русский язык – 12-14 часов в неделю, остальные уроки – вместе со своими русскими сверстниками. Нам кажется эта форма самой правильной: дети чувствуют себя уверенно, обстановка почти семейная. Слова восхищения администрации школы, которая отважилась открыть классы, медаль «за храбрость» - учителю.
 3. В Нахабинской библиотеке работают две группы: для школьников и дошкольников. Дети и родители счастливы.
 4. По субботам в Лицее Ковчег работает Шамбе (почти Шаббат) Школа: дюжина ребят приезжают рисовать, лепить из глины и разбираться с русской грамматикой. Неделю назад добавили еще уроки английского – вдруг перелетный ветер занесет наших детей в страны Евросоюза.
 5. Для девятиклассников по субботам в Лицее идут занятия по подготовке к экзаменам: русский язык, обществознание, география, английский. Пятнадцать старшеклассников. ходят. Кстати, все, кто ходил в прошлом году, сдали ОГЭ.
 6. По субботам, поздно вечером, в Лицее, открылась группа для совершенновзрослых студентов: дворники из Андижана, Узбекистан и садовники из Куляба, Таджикистан. Почему поздно вечером? Потому что ненормированный рабочий график. Смотрим и обсуждаем советские комедии. Смешно.
 7. В Москве, район Текстильщики, в библиотеке, вовсю работает Международный Класс, четыре дня в неделю. Дети из Киргизии, Таджикистана, Афганистана, Сирии, Кубы и Китая – у которых не было шансов попасть в обычную московскую школу. Учим, делаем прививки, оказалось. Что дети ни разу не были в кино – сходили в кино. Нехорошо жить в столице бывшей империи и не знать, что такое кино.
 8. В Москве, район Свиблово, четыре группы по шесть часов для взрослых: дворников, рабочих, студентов. Ближнее и дальнее зарубежье.
 9. Калуга, школа 33. Пионерский проект для Калужской области – Международный класс. Полдня дети учатся вместе с русскими сверстниками. Полдня – в маленькой интернациональной группе. Администрация школы подготовила пакет документов для желающих открыть такой класс - обращайтесь!
 10. Открыли курсы повышения квалификации по направлению РКИ (русский как иностранный) для учителей проекта. Присоединяйтесь!
 11. Собираем теплые вещи для маленьких и больших, а также книжки и игрушки. Сбор вещей – Лицей Ковчег, ищем место в центре Москвы, у станции метро.
 12. Начали делать газетку – информационный листок – на разных языках: таджикском, узбекском, киргизском, армянском, дари.
 13. Состоялась встреча с калужскими учителями, даже не встреча – а такой антифобский тренинг, на которой учителя формулировали острые и жесткие вопросы о мигрантах и миграции - всё это проговорили. Учителям каждый день приходится слышать разные высказывания на эту тему – надо ж как-то реагировать! Мы ж на передовой, как-никак.

Бесплатная медицинская помощь для иностранцев

Центр помощи мигрантам и беженцам «РЯДОМ ДОМ» и АНО Центральная клиническая больница Свт. Алексия организует бесплатный прием врача общей практики и диагностику для иностранцев: мигрантов, беженцев, вынужденных переселенцев - всех тех, кто не имеет права на бесплатную медицинскую помощь в России. 

         Прием врача осуществляется по средам и четвергам в центральной клинической больнице Свт. Алексия Московского по предварительной записи. При записи необходимо сказать, что вы на прием от центра «РЯДОМ ДОМ», иначе вы не будете записаны. Назначенные обследования вы можете бесплатно сдать по выписанному для вас направлению в городской клинической больнице № 64. Врач назначает бесплатные анализы согласно финансовым возможностям фонда. Прием врача общей практики и назначения на анализы могут быть доступны только лицам в возрасте от 18 лет

         Запись на прием врача осуществляется по телефону информационного центра: 8 (495) 952-11-41. Прием звонков пн-пт с 08:00 до 20:00, сб. С 8:30 до 16:30. Адрес ЦКБ Свт. Алексия Московского: г. Москва, Ленинский проспект, д. 27 (м. Октябрьская). 

         Прием анализов и осуществление обследований по адресу: 64-я городская больница; г. Москва, ул. Вавилова, д. 61 (м. Академическая / м. Профсоюзная), информация о работе больницы: +7 (495) 103 46 66 и +7 (499) 135 91 78. 

При дополнительных вопросах и проблемах писать: lavrastsl@yandex.ru. Или же обращаться по телефону: 8 (925) 884 89 19 центр «РЯДОМ ДОМ»

Сдача анализов и других направлений проходит в КДЦ при Больнице № 64 по адресу ул. Вавилова дом 61, строение 2.
Проехать в КДЦ (Консультативно-диагностическое отделение) можно от ст. м. Профсоюзная и ст. м. Академическая. От м. Профсоюзная: Последний вагон из центра. Автобус 67, 130, 908, 487, 457, Троллейбус 49 до остановки "Черемушкинский рынок", далее пешком по ул. Вавилова 300 м до проходной. От. М. Академическая: Трамвай 14, 39, 26 до остановки "64 Городская больница", далее пешком по ул. Вавилова 50 м до проходной.
Звонить для записи на анализы и другие назначения: +7 (495) 103 46 66 - Единый круглосуточный многоканальный телефон ГКБ им. В.В. Виноградова. Также можете обратиться в Фонд «Рядом дом» при наличии вопросов: 8 925 884 89 19. В день записи необходимо прийти в КДЦ с паспортом, направлением с печатью Фонда «Рядом дом», результатом обследования врача общей медицины.


Навигатор для работы с детьми с опытом миграции

Предлагаем вашему вниманию пособие, где собраны материалы по методикам и принципам работы с детьми-инофонами, подготовленные российскими специалистами в сфере образования по итогам поездок в Германию и Францию в рамках проекта «Социальная педагогика и интеграция».

Скачать файл: navigator.pdf [2,02 Mb] (cкачиваний: 79)
Посмотреть онлайн файл: navigator.pdf

ДЕНЬ ЗАЩИТЫ ДЕТЕЙ

Все дети нуждаются в защите и поддержке: здоровые, больные, те, кто не ходит в школу, те, кто ходит, – особенно. Есть еще одна группа: дети мигрантов и беженцев. Они приехали, прилетели в наши края: кто на сезон, кто в надежде остаться надолго – Перелетные Дети.
Нельзя закрыть мир: хорошо, если наши дети смогут учиться в Европе, мы – путешествовать по курортам. Но мир не может быть полуоткрытым: отрытым для русских туристов и закрытым для людей из Средней Азии и с Кавказа, ищущих работу в России. Современный мир разноцветный и разноязыкий, а кого это пугает – может вернуться в свое средневековье.
Разделяем мы европейские ценности или нет, но должны хотя бы знать первую строку Декларации прав и свобод: все люди рождаются и остаются свободными и равными в правах. И далее: право на счастье – одно из неотъемлемых прав человека. Любого человека: и француза, и немца, и араба, и африканца, и – даже – граждан бывших республик СССР – кыргыза, узбека, таджика… Мы все – люди и имеем право на достойную жизнь. Именно поэтому европейцы, и не только они, принимают у себя беженцев, дают им жилье и пособия, а не потому, что «Европа захлебнулась».
Закон и в России предписывает брать в школы любого ребенка, находящегося на территории России, независимо от статуса его родителей. Сотни тысяч детей из стран СНГ сидят за партами – и низкий поклон учителям обычных муниципальных школ, работающим с этими ребятами на уроках и после.
Однако на практике не все директора берут таких детей, особенно в среднюю школу, – многие пытаются отказать под разными предлогами. А если берут, то сажают на два-три года младше. Директоров можно понять, но проблема остается. Подросток проходит «курс адаптации» в чужой языковой и культурной среде, с детьми на два или три года младше его.
И самое важное: довольно много детей мигрантов вообще не ходят в школу. По статистике, очень приблизительной, – 10-20%. Пять-шесть тысяч детей школьного возраста, живущих в столице, - за бортом Школы. Это тема для разговора.
Да и не то что в школу – они и на улицу-то нечасто выходят, потому как статус их родителей не определен. У них нет никаких перспектив с образованием и в будущем – с работой. Наше общество тихонько дрейфует по направлению к апартеиду – раздельному существованию, когда в парках будут стоять скамейки для местного населения, а рядом на корточках будут сидеть приезжие рабочие, с трудом объясняющиеся по-русски.
Думаю, опыт европейских стран, когда для детей мигрантов в школах открываются специальные курсы на один-два года по изучению языка, а учителя учат фарси, урду и польский, чтобы общаться со своими разноцветными учениками, – очень правильный и полезный и для нашей страны.
Важно, чтобы эти дети, прилетевшие к нам из южных республик бывшего Советского Союза, из любых республик вообще, получили бы от нас не только урок русского языка, но и урок доброты и человеческих отношений. Или наоборот, это они могут дать нам «урок доброты и человеческих отношений».

ДЕТИ ЗА БОРТОМ ШКОЛЫ

Дети, приехавшие к нам из бывших республик Советского Союза, как им живется тут? Ходят ли они в школу? Если да, понимают ли там что-нибудь? И должна ли быть в нашей стране какая-то политика, система мер по поддержке  детей-мигрантов?
Много ли этих детей? Известный эксперимент по социальной психологии: человека, идущего по улице, просят оценить, какова доля, допустим, чернокожих в толпе народа – почти все говорят цифру значительно больше, чем в реальности. Мы склонны всегда преувеличивать процент непохожих на нас людей. 
Так вот, статистика по ближайшему Подмосковью, где процент мигрантов, как следовало бы ожидать, особенно большой: шесть процентов учеников школ города – дети с неродным русским языком. Да, есть школы, где в классах больше половины детей плохо понимают по-русски, но шесть процентов по городу – не основание рвать на себе волосы и кричать, что «понаехали».
Однако, эти шесть процентов - не менее 50 000  в столице, 145 000 по стране. Эти цифры – основание для разговора. 
Все ли ходят в школу? Конституция, Закон об образовании, международные акты, подписанные Россией, говорят: все дети, находящиеся на территории РФ, имеют право на образование. Есть ли гражданство, регистрация, вид на жительство – не важно. Ребенок должен ходить в школу. Точка. 
Если вдруг среди читателей есть кто-то несогласный с тем, что иностранные дети должны бесплатно посещать школу – то один лишь вопрос ему: А что вы предлагаете? Высылать детей на родину? Брать с них деньги за учебу? Хорошо ли будет, если среди нас будут жить люди, никогда не посещавшие школу, не умеющие ни читать, ни писать? 
Детей в школу берут. Берут и сажают на год-два-три младше физического возраста – а что ж делать, когда некоторые на вопрос «Как тебя зовут?» отвечают «Да»? И вся наша государственная политика по адаптации приехавших детей ложится на плечи учительниц советской закалки, для которых все дети одинаковы. 
Но есть дети, оказавшиеся за бортом Школы. Сколько их? Кто считал? По примерным оценкам, от 10 до 20 процентов детей из семей мигрантов не ходят в школу. На московский регион – это 5 000-10 000 детей. 
Причины? Директор может отказать, если у ребенка нет регистрации, может сказать, что классы переполнены, что опоздали и проч. – отказ не законен, но уровень русского языка у родителей не позволяет, как правило, настаивать на своих правах. Есть родители, которые и не пытаются определить ребенка в школу – дело не в мифическом «менталитете»: кто-то боится выйти из своего полулегального состояния, кто-то понимает, что ребенка все равно не возьмут, кто-то думает годик как-нибудь перекантоваться и вернуться домой. Жизненные ситуации бывают разные. Одно могу уверенно сказать: не встречал ни одного родителя, кто бы не хотел отдать ребенка в школу. Эти люди понимают не меньше нас ценность образования, не важно, планируют ли они остаться в будущем в России или вернуться на родину.  
Что делают дети, оказавшиеся за бортом Школы? Иногда помогают родителям - на работе, нелегально, разумеется. И почти всегда – дома: сидят с младшими братишками-сестренками, ведут хозяйство. Некоторые, особенно девочки, на улицу не выходят: пока маленькие – страшно, подрастут – будет опасно, поскольку патруль умеет вычленять из толпы смуглых подростков без документов. Что будет, если все эти мальчишки и девчонки, не говорящие по-русски, выйдут на Рождество из своих подвалов и полуподвалов на Тверскую улицу, светящуюся со всех сторон? Я не про угрозу для безопасности местных, нет. Стыдно, что в стране с такой иллюминацией нет средств или желания подумать о детях, не говорящих по-русски. 
Две проблемы получилось: часть детей мигрантов не ходят в школу вообще; большинство же в школу ходят, мало понимая, что там происходит.

ВМЕСТЕ ИЛИ ПОВРОЗЬ? КАК УЧИТЬ ДЕТЕЙ МИГРАНТОВ?

Чужая страна, неродной дом, непонятный язык – эти дети оказались в непростой ситуации.  Что можно сделать?  
Есть такие, которых не взяли в школу – так и живут они тут в столице бывшей империи, не выходя на улицу, нянчатся с младшими братишками-сестренками, ничего не понимая по-русски.  Сколько их? Никто не считал. По примерным оценкам, пять-десять тысяч в Москве. 
Решение проблемы простое  – брать! Брать всех в школу: с регистрацией и без, приехавших сюда надолго или на сезон; выполнять Конституцию, Декларацию прав ребенка, Закон об образовании и прочие подписанные конвенции. Потому что так делают во всех цивилизованных странах. Потому что отказать ребенку в школе - как больному без страховки отказать в неотложной помощи. Просто потому, что это дети и они не виноваты в том, взрослые не смогли в срок оформить документы.
Брать без принуждения: без рейдов ФМС, угрозы депортации,  объяснять права, предлагать варианты,  брать без хитростей и отговорок. Они все очень хотят учиться. 
Большинство же в школу ходят, плохо понимая подчас, о чем говорит учитель.  Как учить их?  Два пути:  в обычных классах, вместе с русскоговорящими - сразу, с размаха, погружая в среду языка; или делать для них специальные классы.
Первый путь возможен, если ребенок все-таки что-то понимает по-русски, легче идет это с маленькими, хуже – с подростками; но в любом случае нужны дополнительные занятия по русскому. Сделать такие факультативы – дело ясное и простое, не требующее специальных разрешений, нужна только  педагогическая воля директора школы. В каждой школе, где есть два десятка приезжих детей, могут быть организованы такие курсы русского как иностранного. Почему этого нет?  Не было указания сверху, а снизу в школе ничего не растет. 
Однако, если уровень русского совсем слабый, если на вопрос: «Как тебя зовут?» ученик  отвечает: «Да!»   – никакие курсы не спасут. Представьте себя на месте такого ребенка: после шестичасового напряжения в попытке уловить смысл отдельных слов, Вас ведут на допзанятия по расстановке запятых в сложносочиненном предложении.
Сейчас таких детей или стараются вовсе не брать в школу, или сажают на два-три года младше физического возраста – что унизительно для любого ребенка. Выход  очевиден, думаю: создание специальных групп или классов,  где основным предметом будет русский язык; групп временных: на полгода – год; в которых эти дети будут окружены особой любовью и вниманием – потому что им особенно трудно в школе, хотя и местным, надо сказать, в ней нелегко.
Создание такого класса – если и хлопотное дело, то совсем чуть-чуть. Всё решается на уровне школьного завуча: какие приказы написать, как утвердить учебный план: завуч, он за пять минут вам любой план нарисует, не отличишь от настоящего! Дело стоит того, ведь что у нас на весах? Или ожесточение и вражда – от попытки поместить в один класс детей русскоговорящих и неговорящих, или опыт добрососедства и совместной жизни людей разных языков и культур. И неизвестно, кому этот опыт нужнее: приехавшим или коренному нашему населению!
Миграция – процесс не временный: стране нужны рабочие руки, взрослые берут с собой детей, дети почти не знают языка - вместо того, чтобы прятать голову в ворох бумаг, давайте решать проблему. Мы же взрослые люди.

Т-С-С...

Результаты опроса, проведенного «Левада-центром»: 14% респондентов сказали, что однозначно поддерживают лозунг «Россия для русских» и 38% заявили, что его неплохо было бы реализовать в разумных пределах.
Что сограждане имеют ввиду под этими словами: выдворение из страны инородцев, исключительные политические права для этнических славян – бог весть. Если называть вещи своими именами - это расизм. Пусть даже «в разумных пределах».
Не берусь разобрать все причины феномена - могу только, как учитель, сказать, что все начинается в школе, в классных комнатах.
Привела мама мальчика из школы, где много «нерусских детей», вот что сказала: нерусские – сплоченные и стоят всегда друг за друга, а наши – каждый сам по себе, не могут сгруппироваться и противостоять; уровень класса низкий, потому что нерусские плохо понимают по-русски.
Давайте разберем по составу это предложение. Тут есть две части: «нерусские группируются» и «уровень низкий».
Группируются – ведут себя как любые люди, оказавшиеся в меньшинстве в чужой для них среде, причем довольно агрессивной. И мы, взрослые, группировались бы, окажись в другой стране, среди людей, говорящих на малопонятном языке и не очень, прямо скажем, дружески настроенных.
Вторая часть высказывания: «уровень класса низкий», потому что приезжие ничего не понимают. Причина беспокойства понятна: какой уж тут уровень, я тоже был бы не рад, наверно, если бы треть детей не понимала, чтó говорит учитель.
Мама об этом рассказывала спокойно и трезво, без фобий. Но ведь всё на грани. И на этой почве запросто могут вырасти всякие дремучие вещи. Детей-инофонов в целом не так уж много: в Москве, к примеру, 6% от всех учеников. Но есть школы, где их – полкласса, и недовольство русских родителей объяснимо, и недовольство нерусских, кстати, – тоже.
И что? Где у нас программы адаптации для недавно приехавших детей? Факультативы для тех, кто плохо говорит по-русски, классы поддержки – для тех, кто совсем не говорит? Ну, не программы – хотя бы разговоры на эту тему? Обсуждение на совещаниях, педсоветах, где еще там?
Разговоры о том, почему их родители вынуждены искать работу в России, из каких республик они приехали, по сколько человек в комнате живут, как работают по ночам, все ли дети мигрантов могут ходить в школу, есть ли у них теплая одежда и обувь, чтобы зимой выйти из дома? Можем ли мы как-то поддержать этих людей – как в годы войны узбеки и казахи приняли и поддержали эвакуированных русских, помочь им определить детей в школу, записаться к врачу, выучить быстрее русский язык?
Т-с-с... Об этом не говорим, потому что если начнем что-то делать для этих детей, то сюда их будут везти еще больше, а этого нам не нужно.
Никто в школах не ведет националистическую пропаганду, нет! Но молчание опасно так же, как и пропаганда. Потому что солидарность, толерантность и умение понять другого – эти качества не растут сами по себе. Обо всем надо говорить, всему надо учить – с первого класса, по несколько часов в неделю, как мы учим таблицу умножения или русскую грамматику. Просто так растет только сорняк вражды и фобии разных видов. Вот и вырос он – половина наших сограждан хотят «России для русских».
Да, приехавшие ребята «группируются» — и местные должны были б как-то сгруппироваться: продумать меры по поддержке детей мигрантов, помочь им быстрее выучить русский язык и адаптироваться в нашей стране. Пока же вся «политика по адаптации» поручена школьным учительницам старой закалки, которые готовы учить всех подряд: и беленьких, и черненьких.
Молчание и отсутствие миграционной политики с системой мер по адаптации приехавших в Россию ребят – почва, на которой легко растет всякая ксенофобия.

АНГЕЛ С ЧЕРНЫМИ КРЫЛЬЯМИ

На стене учительской в школе в городе Бобиньи (пригород Парижа, здесь учатся дети всех цветов, кроме белого, Бобиньи – город мигрантов) висит рисунок: черный ребенок с крыльями ангела и подпись внизу «СВОБОДА ПЕРЕДВИЖЕНИЯ». Для французских учителей это очень важно – любой ребенок, который в силу каких-либо причин оказался во Франции, должен получить образование и стать гражданином этой страны. Французы принимают беженцев и учат всех детей, потому что слова «Свобода» и «Равенство» понимают в прямом смысле.
В Париж я приехал с уверенностью, что есть две формы адаптации: факультативы после уроков и класс адаптации на один-два года.  
Я видел в Париже иностранные классы: малийцы, алжирцы, болгары, румыны, шриланкийцы, армяне, косовары, еще кто-то, чью национальность я не понял. Завидую этим детям: они счастливы. «Мадам! Мадам!» – кричат с места и тянут руку. Ровно как наши Перелетные: «Учителница! Учителница! Я знаю это!»
Французы называют эту форму «Класс Приема» – «Международный Класс» по-нашему. Поначалу дети учат только французский язык, потом потихоньку переходят в обычные классы: на физкультуру, рисунок, музыку, другие предметы. Класс открытого типа! 
Юридически все просто, как мне объяснил по-русски знакомый завуч: переводим детей на индивидуальный план и утверждаем дополнительную учительскую ставку.
В нашей стране возникают в крупных городах и вокруг них школы с большим перевесом нерусского населения. Автохтоны, ясное дело, опасаются вести туда своих детей. Рейтинги таких школ – на уровне плинтуса, со всеми последствиями для администрации. Каково решение проблемы? – «Да не бери ты этих черных больше в школу!» Вот и вся социальная политика.
Представьте, что нашу планету ожидает глобальное потепление. Или похолодание, не важно. Мы либо умрем, либо сумеем из ситуации извлечь пользу и станем сильнее и умнее. 
Одним словом, мы решили делать Международный Класс в Лицее «Ковчег» - класс открытого типа.
Я б хотел, например, чтобы мои внуки учились в классе вместе с берберами и косоварами.

Наверх