ЗАКРЫТЫЙ УРОК

текст и фото: Анастасия Тихомирова

Слышно, но не видно – это об уроках русского языка для афганских женщин. Даже онлайн они не показывают своих лиц. А преподаватели различают студенток только по голосам и акценту. 

По разным оценкам, число афганцев в Москве превышает 40 тысяч человек, при этом только у половины из них есть гражданство России. Вдобавок, афганская диаспора – одна из самых закрытых, многие семьи живут годами в стране, не зная русского языка и не покидая окраин столицы. 

Год назад благотворительный проект «Перелётные дети» открыл первые группы русского языка для афганских мигрантов. Сегодня на бесплатных онлайн-уроках учатся уже более 300 женщин. 

- Я не могу обещать, что Вы сможете договориться с ними о встрече, - честно предупреждает меня педагог Елена Игумнова. – Они не показывают своих лиц и вообще – очень стеснительны, боятся своего русского языка, боятся насмешек.

Но мы решаем попробовать, и я…присоединяюсь к онлайн-уроку. У всех шестнадцати учениц выключены камеры. Что-то понять про них можно, если вслушиваться в звуки параллельной реальности – там хнычут маленькие дети, позвякивают чайные ложечки в стаканах, раздаются чьи-то шаги и даже шум улицы… Тема урока: «Винительный падеж». Елена Сергеевна задаёт вопрос: «Я люблю кого, что?» Женские голоса наперебой дают почти одинаковые ответы:

- Я люблю работу!

- Люблю работу!

- Люблю что? Работу!

Урок русского неожиданно превращается в девичник, где все признаются в самом сокровенном – выучить русский язык, выйти из вечного декрета и найти работу. Это ломает все стереотипы о мусульманских женщинах в моей голове. Набираюсь храбрости и говорю, что я журналист и очень хочу узнать их истории лично…


София Рахмани и Роиана Моххамед

- Когда я прилетела в Россию, сняла хиджаб прямо в аэропорту, - признается с улыбкой Роиана. – Но сейчас Рамадан, поэтому я ношу шарф.

Мы встречаемся с Роианой и её подругой Софией в залитом солнцем торговом центре. На нашем столике на фудкорте нет кофе и даже бутылочки с водой – мусульманские женщины держат строгий пост, и до вечера ничего не пьют и не едят. Но про шоппинг в Коране ничего не сказано, и у моих собеседниц впереди поход за покупками для детей. Обычный день обычной мирной жизни. Но Роиана то и дело взглядывает на небо за огромными окнами:

- С детства боюсь, когда летит самолёт, - говорит она. – В Афганистане мы прятались от бомбёжек…

- Да, в подвал прятались, - подсказывает София. – Мы всё время жили в состоянии войны. Сейчас в Кабуле тоже очень плохо.

София приехала в Москву 6 лет назад. С тех пор она видит родину только в по телевизору и в тревожных лентах новостей. Говорит, что переезжать в незнакомую страну без языка и гражданства было страшно, но оставаться – ещё страшнее:

- Я люблю Афганистан, это моя родная страна, но жить там не могу. Ребенок здесь идет в школу – я спокойна. Такого в Афганистане нет. Там постоянно думаешь: «Придёт – не придёт?». Здесь я спокойна, потому что он придёт. 

Все 6 лет София живёт в России без гражданства, в статусе беженки. Она родила здесь двоих детей, научилась готовить борщ, блинчики и гречневую кашу:

- Гречку очень люблю. В Афганистане нет гречки. Первый раз кушала – мне не понравилось. А сейчас очень люблю!

Она уже привыкла, что «здесь в Москве дом, и здесь всё», и кажется, осталось выучить русский язык, и новая страна тоже раскроет Софии свои объятия. 

Подруги занимаются в онлайн школе «Перелетных детей» третий месяц подряд. До этого годами пытались учить русский самостоятельно, через электронные переводчики и уроки на YouTube, но читать и писать первые буквы начали только теперь. 

- Самое сложное в русском языке? – на этот вопрос София и Роиана отвечают наперебой, -  Род! Средний род, мужской род, женский – это очень трудно. Падежи – трудно. Самые сложные звуки Ы, И! Я никак не могу произнести их. Русский язык очень трудный. Английский выучился быстрее! 

Женщины жалуются – уроков очень мало, нужно хотя бы три раза в неделю! И у них есть важная причина на то – их подрастающие дети уже говорят и думают на русском языке. 

- У меня четверо детей, - рассказывает Роиана. – Старший сын в четвертый класс ходит, по русскому – четверки и пятерки получает. У меня дети все говорят по-русски. А я не знаю, что они говорят – мне надо понимать их! 

Младшая дочка Роианы слушает интервью, сидя в коляске. Кажется, она единственный член семьи, с кем её мама ещё может «поагукать» на фарси. Но у малышки тоже почти нет шансов не выучить русский язык в Москве.

За целый час мне так и не удается сделать ни одной фотографии – даже без хиджаба мусульманские жёны хранят верность правилам. И неожиданно – нарушают их!

- Можно мы сделаем с Вами сэлфи?

Мы фотографируемся, как лучшие подруги. А через несколько дней оказывается, что кадр с моей физиономией уже известен женской половине афганской общины в Москве. И это отличный повод, чтобы не бояться разговоров со мной…


Спужмай Давлат Мухамад Лудин

Спужмай раскладывает передо мной пухлые папки с грамотами и наградами сыновей за успехи в учёбе в русской школе. У старшего сына, например, пятьдесят третье место на региональной олимпиаде по русскому языку! И вообще – он круглый отличник. Знает четыре языка - дома у Спужмай говорят на смеси пушту, фарси, английского и русского. Все члены семьи долгие годы вполне себе договаривались друг с другом, но вот самый младший сын заговорить вовремя не смог и даже попал в коррекционный класс. Спужмай объясняет: 

- Ребенок «потерял дорогу». Он не знал, какой язык у него. Водили по врачам, оказалось, что он просто запутался в языках. И тогда мне сказали: «Если ваш сын живет в России – говорите с ним по-русски!»

Из воюющего Афганистана в Подмосковье муж привёз Спужмай 20 лет назад. Он уехал сюда ещё женихом, нашёл работу на рынке, сбрил бороду, заработал на свадьбу, но… устроить торжество на родине не смог. В Афганистан его больше не пустили:

- Талибан не пустил без бороды, - вспоминает Спужмай, - борода была нужна, чтобы его приняли за своего. Длинная борода. Если мужчина без бороды – он не мусульманин, так они считали. Поэтому, нам пришлось пожениться в Пакистане. 

«Пришлось» - пожалуй, главное слово в судьбе Спужмай. Когда талибы захватили Кабул, ей пришлось оставить медицинский институт, когда по России прокатилась волна терактов, ей пришлось снять хиджаб, когда она училась жить самой обычной жизнью в новой стране, ей пришлось слишком часто плакать: 

- Однажды, стою около киоска, хотела купить продукты, ребенок сюда-туда играет – я позвала его на своем языке… Мужчина рядом со мной начал ругаться: «Откуда Вы приехали к нам? Нам не нужны чужие люди!» Мне стало плохо, и я заплакала. Помню ещё, попала в роддом с третьим ребенком, лежала со схватками, мне было тяжело – доктор думала, что я не понимаю по-русски, и говорит: «Откуда она приехала? Из Афганистана? А зачем? Нам не нужно этого!». Я даже забыла про себя от обиды, думаю: «Если обычные люди так говорят – это ещё ничего. Но если доктора так относятся к нам – это тяжело совсем». Каждый афганец, наверное, мечтает вернуться домой и там нормально жить. Но ситуацию вы знаете, там очень тяжело. Война! 

А вот начать учить русский язык Спужмай не пришлось долгих 20 лет! В личном расписании у мамы большой семьи на это просто не оставалось времени. 

- Когда я приехала, у меня самая большая мечта была – выучить русский, поступить в институт, работать! Но у меня родился старший сын, потом второй, потом третий… И я решила мечтать о другом: чтобы дети выросли, чтобы нормально учились. Ни одна афганская женщина здесь не работает. Знаю многих - сидят дома, с детьми, у нас у всех по четверо-пятеро детей. Языка почти никто не знает. 

Ещё четыре месяца назад Спужмай ходила в магазин с электронным переводчиком в кармане, сегодня уже показывает мне тетрадки, исписанные каллиграфическим почерком первоклассницы. Кажется, она самая старательная ученица в своей онлайн-группе: 

- Слава богу, что я наконец-то начала учиться! С алфавита! - Спужмай не скрывает гордости собой. -  Занимаюсь 3-4 часа в неделю. Сижу, поставлю чай рядом и читаю или пишу что-нибудь. Муж увидит меня и хвалит: «Молодец! Иди до конца! Учись! Я совсем не против!» Раньше, когда я с кем-то пыталась разговаривать, мне было стыдно. А сейчас я уже чуть-чуть верю в себя.

А ещё Спужмай теперь читает сказки на русском языке. Каждый вечер – новую. Особенно ей нравятся истории про сильных женщин - «Маша и медведь» и «Красная шапочка». Наверное, потому, что и сама Спужмай очень сильная. За 20 лет жизни в России она научилась не мёрзнуть зимой и не разучилась мечтать. Вот только теперь хочет, чтобы её мечту - стать врачом - исполнил старший сын, у которого «есть к этому талант». 

- Зачем мне учить русский язык? – Спужмай улыбается, - чтобы помогать семье, и чтобы самой было интересно. А ещё мне теперь звонят другие афганские женщины и спрашивают: «У ребенка температура, как сказать врачу по-русски?» Часто телефон дают доктору, чтобы я объяснила, что болит у пациента на том конце провода. Присылают расшифровать рецепты, назначения, талоны записи – какой кабинет? Куда идти?  

За 20 лет жизни в России у Спужмай так и не появилось ни одной подружки. Но теперь она решительно хочет исправить и это тоже, и планирует перезнакомиться со своими однокашницами по «Перелётным детям»:

- Пока мы только разговариваем на онлайн уроках. Я даже по лицу не видела их. Но надо же выходить в реальность! 


Эльхами Хума

Длинные сообщения на английском и множество смайликов-сердечек. Сначала, мне казалось, что Эльхами Хума – просто милая афганская девушка, которая не хочет встречаться лично, чтобы не расстраивать папу или мужа. Мы долго переписывались, пытаясь понять что-то друг про друга, я задала ей кучу вполне обычных вопросов про уроки русского языка и разницу культур. И Эльхами пропала на несколько дней. Теперь я понимаю, она собиралась с духом, чтобы рассказать свою историю: 

- Я родилась в Афганистане. И у меня было прекрасное детство. Я жила со своей семьей, ходила к школу, у меня были друзья, и теперь это всё – хорошие воспоминания. 

Моя страна - красивое место. Но если говорить о людях и их культуре, то с этим всё плохо. Мужчина в Афганистане важнее женщины. Я знаю много грустных и страшных поступков, которые совершили мужчины. Например, мы потеряли девушку по имени Фархонда. Она была убита своим мужем. Вообще, большинство девушек здесь выходят замуж в раннем возрасте. И я тоже едва не оказалась замужем. Мой отчим хотел сделать меня женой одного старика. Упрашивал, шантажировал. Моя жизнь была в опасности, и я решила сбежать в Россию. 

Я приехала сюда два года назад и долго боялась, что отчим и его люди достанут меня даже здесь. Я сидела дома и не двигалась с места. Если бы меня нашли, меня ждала бы только смерть.

Москва… Москва – это моя свобода и моё одиночество. Здесь нет никого из моей семьи, я живу совсем одна. Я до сих пор не видела здесь ничего особенного. Я не могу привыкнуть к холодной погоде и к тому, что люди здесь напиваются. И ещё я боюсь лишний раз выйти из дома, потому что у меня нет документов. 

Я пыталась устроиться на работу, но без русского языка меня никуда не берут. Шесть месяцев назад я начала заниматься онлайн в «Перелётных детях». Пока мне очень сложно. Мой словарный запас настолько мал, что я не могу произнести большинство слов, вроде «встретиться». Но я очень благодарна моим учителям за помощь. Я прилежная ученица, и кроме онлайн-уроков занимаюсь ещё русским языком в приложениях, которые скачала себе сама. Мне нужно выучить русский язык, чтобы потом поступить куда-то, получить профессию и стать независимым человеком. С каждым днём я буду на шаг ближе к своим мечтам и целям. Я не хочу, чтобы мои будущие дети сталкивались с такими же проблемами, как я.

В моей жизни есть ещё одна боль. Моя мама. Она не рядом со мной. Я скучаю по ней, когда заболею, я скучаю по ней, когда стемнеет, я скучаю по ней, когда боюсь во сне и просыпаюсь… И больше всего на свете я мечтаю однажды снова увидеть свою маму.


Марьям и Сара Юсифи

Девочки такие девочки, даже если они всего три года назад приехали в Москву из Кабула и теперь сидят дома, потому что все школы вокруг отказываются принимать их в класс. По возрасту Марьям и Сара могли бы уже шить платья для выпуского бала, но сейчас они выбирают наряды для празднования окончания священного месяца Рамадан. Они показывают мне туники со сложной вышивкой, платья, усыпанные бисером, и мне остаётся только признаться, что у меня, к сожалению, нет ни сарафана до пят, ни кокошника… 

Национальные традиции – сила и слабость нового поколения афганских девушек. С одной стороны, в 17 лет их ровесницы на родине уже выходят замуж. С другой, даже в России они остаются правоверными мусульманками, строго соблюдающими пост – ни крошки в рот до захода солнца и никаких прогулок до вечера.

Что остается? Остается учить русский язык и рисовать. У Сары рисунками заполнены несколько папок… Главные источники вдохновения – это семья и всё, что видит по телевизору. 

- Когда я была маленькая, я всегда рисовала, - рассказывает девушка, заштриховывая мужские глаза на белом листе, - Меня никто этому не учил. Я сама придумываю и рисую. Карандашами, гуашью… У меня хорошо получаются портреты – это мама, это дядя из Афганистана, ещё один дядя…А вот Кабул я пока не рисую. 

В Кабуле у сестер остались родственники. И детство, наполненное страхом и войной. Школу, в которой мальчики и девочки вместе изучали химию, физику, математику и три иностранных языка, пришлось бросить. 

- Талибан не разрешал нам ходить в школу, - вспоминает Марьям. – Говорили: «Идёт война. Зачем вам учиться?» Мы были очень рады уехать в Россию, потому что здесь войны нет. 

Сейчас у Марьям, Сары и их младшего брата Омида – мирная жизнь. Несколько раз в неделю приходит учительница русского языка, и тогда они все втроем запоминают вслух падежи и смеются над трудным словосочетанием «стиральная машина». Втроем ходят гулять в Марьинский парк рядом с домом и обсуждают московский климат:

- В России погода холодная сильно. Особенно зима. В Афганистане такой не бывает. Нам пришлось купить очень много теплой одежды – большие теплые куртки, теплые сапоги…

Втроем учатся на онлайн-занятиях русским языком в «Перелетных детях». Вернее, учится старшая Марьям, а младшие сидят рядом и слушают. И ещё – втроем придумывают своё будущее… Сара хочет стать художником, Марьям – бизнесвумен, а Омид – инженером. Кажется, что до мечты каждому из них рукой подать - нужен только аттестат, но в московских школах афганские дети – буквально, лишние люди. Их не берут с формулировками «нет мест», «нет гражданства», «плохой русский язык».  У Сары, Марьям и Омида уже есть и гражданство, и неплохой русский, но в школе их всё - равно не ждут. 

Я перебираю шершавые от гуаши рисунки Сары и в сотый раз думаю, как помочь ребятам? В каком ещё ведомстве или кабинете не был их отец? Кому позвонить, чтобы напомнить содержание единого для всех в России федерального «Закона об образовании»? Как уйти из теплого дома, в котором три пары финиковых глаз с такой надеждой смотрят на меня…

- В Афганистане по утрам всегда солнце, - вдруг говорит Сара. - Даже если накануне выпал снег. Здесь так не бывает.



P.S.

Ольга Комарницкая, преподаватель проекта «Перелётные дети»

- Я чувствую, что я делаю по-настоящему большое дело, когда преподаю русский язык афганским женщинам, потому что я вижу результат своих учениц. Отдача очень сильно чувствуется и я, наверное, больше ради этой отдачи работаю, потому что нельзя просто приходить на онлайн - урок, сидеть, а потом отключаться… Эта благодарность в виде знаний моих учениц, в виде их ответов, показывает, что я, действительно, какое-то большое дело делаю.


Елена Игумнова, преподаватель проекта «Перелётные дети»

- Миссия - это прям какое-то слишком пафосное слово для определения моей деятельности. Я работаю, просто работаю, пытаюсь научить, адаптировать к новому языку и культуре, часто на занятиях мы, разбирая какую-то тему, встречаем новое слово, непонятное, страшное, например, были слова "опера" и "филармония", показала на картинке как выглядят, послушали несколько фрагментов, нашли перевод на родной язык, так и запомнили. Или был день памяти Пушкина, попросила их прочитать его стихи и прислать запись, они откликнулись с большим удовольствием, и это тоже помогает им освоить язык и культуру нашей страны. Хочется им помочь, они сидят дома, занимаются семьёй, у многих на руках дети во время занятий и грудные и постарше, а женщинам хочется общения, вот толику этого общения я и пытаюсь им дать на своих занятиях.




 

  • Спужмай учит уроки, пока дети в школе
  • Обычный онлайн-урок русского языка для афганских учениц в "Перелётных детях"
  • тетрадки - в порядке у всех афганских учениц
  • Эльхами Хума учит русский язык, чтобы начать новую жизнь
  • Сара готовится к празднованию окончания поста в месяц Рамадан
  • Омид, брат Сары и Марьям, учит русский язык, чтобы стать инженером
  • Вместо тысячи слов - сердечки! Чат афганских учениц с преподавателями русского языка
  • Сара мечтает стать художницей
  • На картинах Сары - мирная жизнь
  • Обычный школьный завтрак афганских учениц

Мария Матвеева - преподаватель русского языка онлайн

Об образовании и учениках

По основной специальности я учитель русского языка и литературы, но преподаю «Русский как иностранный» (РКИ) уже более десяти лет. Имею большой опыт работы в этом направлении, постоянно повышаю квалификацию, знакомлюсь с новыми формами и методами работы. 

В настоящее время я провожу с иностранными студентами онлайн-уроки по русскому языку. В сложившейся ситуации это стало наиболее оптимальной формой работы, так как студенты проживают в разных городах России. География моих учеников сейчас – Москва, Воронеж, Владикавказ, Екатеринбург, Тамбов…  Возраст от 6 до 50. Такие вот смешанные группы у нас. И знаете что? На качестве обучения такое смешение никак не сказывается!

Я начала заниматься с учениками онлайн с мая этого года, когда нашла в интернете объявление о данном проекте. Сначала меня очень заинтересовало само название – «Перелетные дети». А потом познакомилась с коллективом – и решила здесь остаться!

Как комплектуются группы

Сейчас у меня несколько групп, в каждой от 8 до 12 человек. Обычно наши занятия проходят вечером. Группы формируются с учетом специфики возраста, целей и задач. К примеру, со школьниками мы занимаемся грамматикой в рамках школьной программы. Для взрослых более актуален разговорный русский язык. 

Я учитываю регион проживания моих учеников. Например, для проживающих в Москве и во Владикавказе будут актуальны разные бытовые темы, в зависимости от специфики жизни в регионе. Даже тема «Транспорт» будет немного отличаться.  Отличаются темы занятий у домохозяек и работающих родителей. 

Конечно, у нас нет такой идеальной ситуации, когда группы  полностью укомплектованы с учетом индивидуальных интересов всех студентов. Тем более, формирование групп происходит постоянно. К примеру, в любой момент к нам может присоединиться ученик и я «подключаю» его к группе, которая наиболее близка ему по интересам и возрасту. 

Об эффективности онлайн-занятий по сравнению с очными

Поскольку с моими студентами мы сразу начали заниматься онлайн, я не могу сказать, как было бы в случае очных занятий. Всё это будут только предположения. Но я уверена в том, сейчас  всем необходимо адаптироваться к реальности, в том числе и мне как педагогу. 

Когда у человека есть желание научиться, то никаких преград не существует.  Следует отметить, что у моих учеников очень сильна мотивация. По крайней мере, им не нужно объяснять на каждом занятии, зачем мы изучаем русский язык. Все наши силы направлены на изучение самого языка, его структуры, а не на понимание того, а зачем мы здесь сегодня собрались. 

О детях и взрослых

Иногда говорят, что дети занимаются добровольно-принудительно, потому что еще не понимают, зачем им нужен русский язык. Могу сказать, что подростки (по крайней мере, в моих группах) приходят учиться осознанно, они хотят достойно подготовиться к ОГЭ. А это сильнейшая мотивация!

Более младшие школьники часто сидят «на уроке» вместе с родителями, и они знают язык даже лучше своих пап и мам! Поэтому на уроке они мои главные помощники и ассистенты! Дети не стесняются что-то сказать, даже если это не будет правильная фраза. Дети очень активные и подвижные – это даже онлайн видно!

Наталья Дубинкина - преподаватель русского языка онлайн

Обо мне

Я родилась в Узбекистане, в Ташкенте. Во время Великой Отечественной войны моих бабушек эвакуировали в Ташкент, так семья там и осела. Несмотря на то, что уже три поколения прожили в Узбекистане, русский язык для меня родной. Вся семья у нас русские. 

Окончив лицей в Ташкенте и готовясь к поступлению в университет, я выиграла грант на обучение в России, а именно в бакалавриате в Туле. Там я проучилась пять лет в педагогическом ВУЗе по профилю «русский язык и литература». Затем Тула немного поднадоела, захотелось новых возможностей. Так я поступила в магистратуру Государственного института русского языка им. А.С. Пушкина в Москве. Примерно в это время начала работать на летних языковых курсах и тогда же открыла для себя направление «Русский как иностранный» (РКИ). Занималась со взрослыми.

РКИ – это так интересно! К примеру, пока разбираешь со студентами тему «Еда», заодно узнаешь много нового про кухню других стран и рецепты. А ведь тем для обсуждения очень много! В общем, я люблю взрослым преподавать РКИ – такой взаимный обмен знаниями получается!

Больше года назад я переехала в Грузию, в Тбилиси. А на следующей неделе планирую уехать на какое-то время в Турцию: мне давно интересна эта страна. Вот сейчас подумала, что я настоящий «перелетный учитель» для моих «Перелетных детей»!

Вообще, онлайн предоставляет много возможностей – и не только для учеников, но и для учителей). 


О проекте «Перелетные дети»

Когда началась пандемия, я уже не могла преподавать своим студентам очно. Надо было искать работу. В facebook увидела объявление о том, что проект ищет преподавателя для занятий РКИ онлайн, и откликнулась. 

Сейчас веду онлайн-уроки для взрослых, приехавших в Москву.  В основном у меня афганцы, сирийцы, есть ученики из Таджикистана и Киргизии.   Сейчас веду три группы, в каждой по 7-8 человек. Занятия проходят онлайн три раза в неделю: в 11, 12 и 13.00. Моим ученикам такое расписание вполне удобно. К примеру, одна группа практически полностью состоит из женщин, приехавших с семьями из Сирии: они занимаются детьми и в нужное время подключаются к занятиям. 

Кстати, могу сказать, что у меня очень мотивированные ученики! Все, кто «приходит» на занятия русским языком, особенно взрослые, очень заинтересованы в изучении языка. Самое важное для них – улучшить навыки говорения, чтобы это помогало им в повседневном общении. 


Об успехах

Есть в моей группе одна ученица, мама троих детей. Раньше они жили в Афганистане. И знаете, какая у нее была мечта? – Поступить в РУДН! Самое интересное в этой истории, что, приехав в Москву, через какое-то время она действительно поступила! Конечно, на коммерческое отделение, но все равно нужно было знать язык на высоком уровне! Не буду хвастаться, что она выучила русский только благодаря моим занятиям, она сама много занималась – и вот результат! 

Но это, конечно, единичный случай. В основном успехи для моих учеников заключаются в том, что они начинают говорить на незнакомом языке. Они сами отмечают, что у них исчез языковой барьер, и это для них очень важно. 

Кстати, я их очень понимаю: у меня аналогичная ситуация с английским) До переезда в Тбилиси мне было очень сложно говорить на этом языке, также как мои ученики, я чувствовала языковой барьер. В Грузии же молодое поколение не знает русский, зато легко переходят на английский. И для меня это отличная практика!

Анна Пономарева, преподаватель онлайн курсов для младшей школы

Я работаю в проекте «Перелетные дети» с прошлого учебного года. Закончила филфак в Нижегородском университете имени Н.И. Лобачевского. Когда училась там же в магистратуре, преподавала русский язык иностранным студентам на подготовительном факультете. Здесь они проходили обучение и готовились к поступлению в российские ВУЗы. 

Из Нижнего Новгорода я переехала в Подмосковье и, когда искала работу по специальности, откликнулась на вакансию проекта «Перелетные дети». 

***

Конечно, работа с детьми и взрослыми по обучению языку отличается! Взрослые – как правило, заранее мотивированы, а ребенка необходимо заинтересовать. Ребенок будет заниматься только в том случае, если ему интересно. Я всегда стараюсь использовать необычные задания для закрепления нового материала. Интерактив - это определенная разгрузка, он помогает снять языковой барьер, создать дружескую атмосферу. В этом смысле очень многое дают онлайн - платформы. Есть масса площадок с интересными играми, упражнениями! 

***

В прошлом году, когда я начинала работать с «Перелетными детьми», у меня было две группы: дети дошкольного и школьного возраста. С малышами учились читать и писать, а со старшими мы много занимались грамматикой, произношением, орфографией – всем, что необходимо для того, чтобы учиться в российской школе.  

До карантина занятия были только очные. Я работала в библиотеке в Нахабино (это рядом с Красногорском) и в школе в Красногорске. Вела для ребят курсы русского языка два раза в неделю. 

Пока неизвестно, что теперь будет с очными занятиями. Преподаем онлайн, но готовы начать очно, разумеется. В прошлом учебном году, когда ввели карантин, я боялась, что малыши не справятся с онлайн-занятиями, и группа распадется. Но все прошло отлично! Практически все малыши посещали онлайн – уроки – за исключением нескольких человек, у которых дома были технические сложности с компьютером и интернетом. Более того: были ребята, которые очно не могли посещать, зато присоединились к нам онлайн!

Сейчас у меня две детские онлайн – группы, в каждой из них примерно по восемь учеников. Летом занимались со взрослыми, но у многих дети. Родители интересовались, будем ли открывать летом детские группы. Как только появился запрос, начали заниматься с детьми. Готовимся к школе, чтобы смело идти в новый учебный год. 

***

- Мы все знаем слово «рыбак». А что он делает?
- Рыбакает!

 И таких веселых ситуаций у нас много. Это говорит о том, что ребята уже понимают структуру русского языка, пытаются применять аналогии. Конечно, не сразу все получается, но со временем обязательно!

Я ими очень горжусь. Они даже не представляют, какую большую работу совершают. Ведь слова, даже образованные неправильно, рождаются не просто так, а на основе того, что мы раньше изучали, читали и слышали. Радуемся каждому успеху! 

Байгудинова Айгуль Мухаметкалиевна: школа №19 в Красногорске

Я пришла в 19-ю школу в 2016 году. Мне сразу дали целый класс, состоящий из детей, практически не говорящих по-русски: у нас были азербайджанцы, армяне, узбеки, киргизы, гагаузы, таджики… Конечно, сначала было очень сложно, поскольку ребята не понимали значения самых простых слов. 

А потом я начала вести дополнительно курсы русского языка: ребята из 1-4 классов приходили после уроков и занимались русским языком. В прошлом учебном году было много детей со 2-3 класса, с 4-го меньше. Думаю, это связано с тем, что четвероклассники заканчивают занятия позже «малышей», и просто не успевали. К тому же у них были занятия по подготовке к экзаменам по итогам начальной школы. Но в целом, у нас сложился более-менее постоянный коллектив, куда приходило 18-20 человек. 

***

Как проходят занятия? – в игре!

Настольные игры у нас идут «на ура». К примеру, изучая карточки по окружающему миру, истории России, Узбекистана и Таджикистана, дети заодно осваивают азы орфографии и грамматики. Еще одно любимое занятие – кроссворды: это ведь и язык и эрудиция!

В институте Пушкина мне дали интереснейшие материалы по обучению русскому как иностранному. Мы заучивали с ребятами стихи, чистоговорки, скороговорки, изучали значения фразеологизмов. 

Принимали участие во всех школьных и внешкольных мероприятиях, ставили спектакли, готовили выступления - в том числе для фестиваля «Наша Родина - Россия». 

Результат: дети, которые совсем не умели говорить, уже через полгода могли петь песни, правильно произносить и читать слова. 

***

Мы, кстати, тоже учились. Ездили в «Ковчег» заниматься каждую неделю, изучили курс «Русский язык как иностранный». Получили сертификаты. Нас было около 10 человек учителей.

Еще в «Ковчеге» ежемесячно проходят совещания: делимся находками, потому что для нас это абсолютно новая сфера. Новая, потому что в стандарте российского образования нет такого предмета «Русский язык как иностранный», многое приходится осваивать интуитивно. 

***

В этом году я опять возьму первый класс. Меня иногда спрашивают: «А стоит ли разделять в школе русскоговорящих детей и тех, кто не говорит по-русски?». И я до сих пор не знаю, какой дать ответ. С одной стороны, приезжим детям легче и быстрее вливаться в среду, если они учатся среди русскоговорящих детей. С другой стороны – ребята, плохо понимающие русский, сложнее осваивают программу, они могут «тормозить» весь класс… 

Но мы работаем над тем, чтобы этих деток «выравнивать» с нашими, чтобы они могли полноценно учиться в российской школе. Кстати, у нас есть случаи, когда дети, которые совсем не умели говорить по-русски к началу учебного года, к концу года становились хорошистами. Это значит, что ребята проделали очень большую работу. 

МЫ ОЧЕНЬ НАДЕЕМСЯ, ЧТО БУДЕМ ЖИТЬ В РОССИИ ДОЛГО

Журналист Виктория Ивлева взяла интервью у женщины из Афганистана, изучающей русский язык в нашей школе для Перелетных детей.
На экране зум-конференции – пять женщин. Одна из них – Мария Матвеева, она учитель русского языка проекта «Перелетные Дети», а остальных, три из которых в платках, зовут диковинными именами: Мажида, Шугла, Суха и Анита. Это студентки Марии, женщины из Афганистана и Сирии. Идет урок русского языка. Занятия бесплатные.
Учитель говорит: 
- Сейчас на экране будут слайды, и мы начнем работать. Повторяем по картинкам, как правильно сказать?
Изучают очень сложный материал – род и число имен существительных. 
И в самом деле, ну вот как объяснить, почему тетрадь – она, словарь – он, а ножницы – множественное число, даже если одни?
Урок продолжается сорок пять минут, женщины очень стараются, вот просто видно, как стараются, повторяют все за учителем, не отвлекаясь.
После урока одна из них говорит:
 - Я все запомнила. Уроки были очень интересные!
Ее зовут Мажида, она из Афганистана.  Я звоню Мажиде вечером, и она рассказывает немного о себе и своей судьбе. 
По-русски Мажида говорит с ошибками, но почти без акцента:
- Мне двадцать семь лет, десять из них я живу в России, надеюсь, наконец, получить статус беженца. У меня двое детей, дочка Нажма, она закончила первый класс, и сын Амир, вот сейчас в сентябре он идет в школу. Из Афганистана – мы жили в Кабуле – моя семья переехала в Иран, когда мне было три года. Экономически в Афганистане было очень тяжело. И еще было страшно из-за войны с талибами.
Другая война – с СССР – закончилась за четыре года до рождения Мажиды, и на мой вопрос про «шурави» - так в Афганистане называли советских солдат, от арабского шура, что в переводе значит «совет» - она долго думает, а потом вспоминает, что так говорили бабушка и дедушка.
- В Иране мы прожили четырнадцать нет, там я училась в школе. Семья моего мужа тоже из Ирана, но я его не знала. Увидела только на фотографии в телефоне, когда родители показали. Они решили, что он будет моим мужем, и не выйти за него было нельзя. Я сама это не решаю. Он мой муж. Никогда меня не бьет. Мы любим друг друга. Поженились мы в России, и в России родились дети. Муж мой работает на рынке «Садовод». Он печет дома торты, хлеб и пирожки и продает это афганцам, которые на рынке торгуют. Когда начался коронавирус, рынок закрыли, и нам помогала выжить организация «Гражданское содействие», они приносили продукты, кормили нас. Рынок открыли, но мало кто теперь покупает у мужа поесть. Последние два месяца мы не платим за квартиру, потому что нечем, но хозяйка сказала, что подождет, она понимает ситуацию. Нам очень трудно, но в Афганистан мы не поедем, там опасно, а в России для нас трудно, но не опасно и не страшно.
Когда мы только приехали, я училась шесть месяцев на курсах УВКБ ООН, бесплатно. Русских подруг у меня нет, только соседки на скамейке около дома, они мне и сказали, иди, учи русский.
Дети мои говорят одинаково хорошо и на дари, и по-русски. Я так хорошо не буду, конечно. Мы очень надеемся, что будем жить в России долго, поэтому я и учу ваш язык.

Светлана Сергеевна Пичулина: школа №12 в Красногорске

Я преподаю русский язык в начальной школе. Первое мое образование – учитель русского языка и литературы. Затем была переподготовка, и я стала работать в начальной школе.  
Сейчас на базе школы №12 я веду курсы русского языка для детей, которые недавно приехали в Россию. Занятия проходят после уроков три раза в неделю. В эти дни ко мне приходят 10 ребят, которые хотят говорить и писать по-русски. 

Как я пришла в проект «Перелетные дети»

В проекте я уже два года. Вести курсы русского языка для «Перелетных детей» мне предложил директор нашей школы. Правда, до этого у меня уже был небольшой опыт работы с детьми-инофонами. В классе, где я преподавала, учился мальчик из Таджикистана. На лето он уезжал домой, а по возвращении в школу испытывал трудности в обучении, так как многое забывал. В результате мне приходилось с ним опять нагонять программу. Хорошо, что мальчик был способный и очень хотел учиться! Он оставался на все дополнительные занятия, выполнял все задания… В итоге фактически за год он догонял своих одноклассников. 
В общем, когда мне предложили вести курсы русского для проекта «Перелетные дети», я подумала, что у меня это может получиться. 
Сначала, конечно, было сложно, потому что не знала, с чего начать. Но потом появились учебники для работы с такими ребятами. Очень помогли встречи с коллегами, где мы обменивались опытом работы. Постепенно стало понятно, от чего можно оттолкнуться. Сейчас уже проще, конечно. 

«Фишки» и «лайфхаки» по обучению русскому

Дети очень любят сказки. Вот от этого мы и отталкивались. Мы рисовали сказочные истории или вспоминали сказку по рисунку, смотрели мультфильмы, даже создали свой настольный театр! Я сделала ширму, нашла перчаточных кукол, и мы с ребятами приступили к созданию спектаклей. Сначала, конечно, это были простые сказки, например, «Теремок», «Колобок», но затем появились произведения более сложные. Иногда истории выдумывали и сами ребята. А как им понравилось играть на сцене! Вот и в этом году мы готовили небольшие рассказы Валентины Осеевой для театрального фестиваля, но, к сожалению, показать не получилось. 
Лайфхак самый простой: все дети очень любят играть. В игре, в движении им становится понятно, о чем они говорят, что делают. 
Еще мы играли в предложения. Сначала составляли короткое предложение. Затем к нему постепенно добавляли новые слова. Так у ребят даже получался короткий рассказ! Ну и, конечно, выручали различные карточки, кубики, настольные игры.

Что самое сложное в работе

Здесь все, как с русскоговорящими ребятами: у кого-то есть желание учиться, а у кого-то оно отсутствует напрочь. Самое сложное для меня – работать с теми детьми, которые не хотят учиться. 
Вот и сейчас в группе есть мальчик из Молдавии. Он так и говорит: «Мне русский не нужен, я все равно уеду домой». Конечно, он каждый раз приходит на занятия, но это больше потому, что его заставляют. К сожалению, у него нет мотивации, и это видно. 

Про результаты

Зато у тех ребят, у кого было желание учиться, видны отличные результаты! Конечно, не сразу, все приходит постепенно, и количество со временем перерастает в качество. Они ведь ходят в обычную русскую школу, общаются по-русски, а на курсе мы отрабатываем письмо и разговорную речь. 
Кстати, успехи в русском влияют и на оценки! Если в начале года, к примеру, у ребят были в основном тройки, то концу появляются четверки и даже пятерки.
Главное – не лениться.

Канкиа Ирина Мурадовна

В 2016-2017 учебном году школа №20 в деревне Путилково открыла двери для своих первых учеников. А в апреле 2017 года мы уже встретили наших первых «Перелётных детей». Мне предложили учить русскому языку детей, которые испытывали трудности в общении и обучении из-за плохого владения языком. Я сразу согласилась, мне показалось это интересным. В педагогическом университете я закончила факультет лингвистики, а больше всего мне нравился курс методики преподавания иностранного языка. В моей работе с детьми-мигрантами мне это очень помогает. 
У меня в классе учились три мальчика, которые очень плохо говорили по-русски. Помочь им во время урока и уделить больше времени было трудно, т.к.  мы ограничены рамками урока, а большая наполняемость класса делала процесс обучения этих детей еще сложнее.  Проект дал возможность отдельно заниматься с детьми, уделить им больше времени и учить их именно тому, что нужно самим детям. А детям младшего школьного возраста нужно уметь общаться со своими сверстниками, чтобы играть с ними. Игра и легла в основу моих первых уроков в проекте «Перелетные дети».  
Детям очень нравится играть, в игре они раскрываются, исчезает зажатость и стеснение. Но весь урок играть нельзя, надо писать и читать, пересказывать и сочинять, иногда рисовать, иногда лепить, петь, ставить спектакли. Главное, чтобы это все было понятно и интересно! Детям-инофонам трудно понять грамматику русского языка, особенно, когда так много правил, а у каждого правила есть исключения. В такие моменты на помощь учителю «приходят» учебные пособия.
Сегодня есть много литературы для обучения детей-мигрантов русскому языку. Но, к сожалению, нельзя просто взять одно из пособий и по нему работать, каждый урок надо тщательно проработать заранее. Готовясь к занятию, хочется придумать что-то новое, чтобы детям было интересно, но иногда это трудно и занимает много времени. В этот момент очень помогает наша группа в Facebook «Перелетные учителя», где мы делимся своими «находками». Так же мне нравились встречи учителей, где можно было обсудить наши успехи, поделиться знаниями и опытом.. Именно в такие наши встречи мне приходили новые идеи для уроков русского языка в проекте «Перелетные дети».

"Перелетные дети" на "Изумрудных холмах"

Учитель начальных классов школы №18 г. Красногорска «Изумрудные холмы» Екатерина Владимировна Ильина о нашем проекте:

Школа огромная, на 1600 учеников! У нас учится очень много ребят разных национальностей, далеко не все хорошо говорят по-русски.
Что сложнее всего в преподавании
Для меня самое сложное – собрать всех на урок. К сожалению, далеко не все ребята хотят приходить на курсы русского языка, даже бесплатно.
Младшие, второклассники, ходят более активно: 10-12 человек обязательно бывает на уроке. В третьем классе уже человек 7-8, а в четвертом – максимум 4. Это я говорю о регулярных занятиях на курсах русского языка, об очной форме обучения.
Я думаю, что относительно не большое количество ребят для старших курсов объясняется расписанием: курсы начинаются днем, и второклассники идут на них сразу после своих школьных уроков. Третьему классу приходится уже немного подождать, а четвертый класс начинает заниматься после длительного перерыва. Конечно, ребята идут во время перерыва домой, и оттуда уже не возвращаются. К тому же, у старших ребят в это время есть свои кружки или секции, и они выбирают их вместо русского.
Конечно, мне это немного обидно, поскольку я вижу результаты тех ребят, которые ходят заниматься регулярно. Хорошо говорить, читать и писать по-русски – это ведь прежде всего в их интересах! Тем более, что уроки мы выстраиваем в игровой форме: для маленьких игры больше, для старших классов – меньше. Но игра на наших занятиях присутствует обязательно!
Как все начиналось
Поскольку у нас школа многонациональная, то вопрос с изучением русского языка стоит довольно остро. Когда к нам пришла куратор проекта Анна Орлова, то мы сразу поддержали ее идею насчет преподавания русского как иностранного (РКИ) для ребят из других стран. Нашли учителя. А потом та учительница уволилась, хотя процесс уже был запущен. Вот мной и заткнули дыру (улыбается). Так я стала преподавателем русского языка для «перелетных детей».
Конечно, на следующий год также планирую вести уроки! Я ведь вижу, насколько русский язык помогает детям в учебе в школе и при личном общении со сверстниками из России. Главное – заниматься, не бросать. Вижу, что грамматика дается ребятам сложнее всего. Но мы стараемся проходить все в игровой, доступной форме. С малышами, тем более, обучение возможно только в игре. Со старшими классами немного сложнее, ведь у них уже идет подготовка к ВПР.
В любом случае, надо целенаправленно и долго трудиться. И тогда обязательно все получится!

Екатерина Владимировна Ильина

Я учитель начальных классов в школе №18 г. Красногорска «Изумрудные холмы». Школа огромная, на 1600 учеников! У нас учится очень много ребят разных национальностей, далеко не все хорошо говорят по-русски.  

Что сложнее всего в преподавании 

Для меня самое сложное – собрать всех на урок. К сожалению, далеко не все ребята хотят приходить на курсы русского языка, даже бесплатно. 

Младшие, второклассники, ходят более активно: 10-12 человек обязательно бывает на уроке. В третьем классе уже человек 7-8, а в четвертом – максимум 4. Это я говорю о регулярных занятиях на курсах русского языка, об очной форме обучения.

Я думаю, что относительно не большое количество ребят для старших курсов объясняется расписанием: курсы начинаются днем, и второклассники идут на них сразу после своих школьных уроков. Третьему классу приходится уже немного подождать, а четвертый класс начинает заниматься после длительного перерыва. Конечно, ребята идут во время перерыва домой, и оттуда уже не возвращаются. К тому же, у старших ребят в это время есть свои кружки или секции, и они выбирают их вместо русского. 

Конечно, мне это немного обидно, поскольку я вижу результаты тех ребят, которые ходят заниматься регулярно. Хорошо говорить, читать и писать по-русски – это ведь прежде всего в их интересах! Тем более, что уроки мы выстраиваем в игровой форме: для маленьких игры больше, для старших классов – меньше. Но игра на наших занятиях присутствует обязательно!

Как все начиналось

Поскольку у нас школа многонациональная, то вопрос с изучением русского языка стоит довольно остро. Когда к нам пришла куратор проекта Анна Орлова, то мы сразу поддержали ее идею насчет преподавания русского как иностранного (РКИ) для ребят из других стран. Нашли учителя. А потом та учительница уволилась, хотя процесс уже был запущен. Вот мной и заткнули дыру (улыбается). Так я стала преподавателем русского языка для «перелетных детей». 

Конечно, на следующий год также планирую вести уроки! Я ведь вижу, насколько русский язык помогает детям в учебе в школе и при личном общении со сверстниками из России. Главное – заниматься, не бросать. Вижу, что грамматика дается ребятам сложнее всего. Но мы стараемся проходить все в игровой, доступной форме. С малышами, тем более, обучение возможно только в игре. Со старшими классами немного сложнее, ведь у них уже идет подготовка к ВПР. 

В любом случае, надо целенаправленно и долго трудиться. И тогда обязательно все получится!

Наверх