День защиты детей

Сегодня День защиты детей.  Все дети нуждаются в защите и поддержке: здоровые, больные, те кто не ходит в школу, те, кто ходит — особенно; есть еще одна группа: дети мигрантов и беженцев. Они приехали, прилетели в наши края: кто на сезон, кто в надежде остаться надолго — Перелетные Дети.

Некоторые наши аборигены думают, что, дескать, пусть все улетают к себе назад — на это у меня есть два ответа: экономический и общечеловеческий...

https://echo.msk.ru/blog/rustam_kurbatov/1776366-echo/

Ковчег привета.


Красногорский лицей «Ковчег-ХХI» уже второй год продолжает проект по обучению детей-мигрантов «Перелетные дети». В этом сентябре лицей набрал два класса: в первом учатся 15 детей от 6 до 10 лет, во втором - двенадцать «взрослых», которым от 12 до 15 лет. Корреспондент «Ферганы» Екатерина Иващенко отправилась в Красногорск, чтобы посидеть на уроках и познакомиться с детьми.

http://www.stanradar.com/news/full/31052-kovcheg-priveta-v-podmoskovnom-litsee-snova-nabrali-mezhdunarodnye-klassy-s-detmi-migrantami.html

«Мы теперь одна махалля»


В подмосковном частном лицее отпраздновали выпускной детей-мигрантов.
Детям мигрантов в российских школах непросто. Часто они не в ладах с русским языком или сильно отстали от учебной программы. Бывает, что школьные администрации пытаются всеми правдами и неправдами отбояриться от таких учеников, не понимая, что попытка не принимать этих детей в школы – путь в никуда.
Репортер ИА Ферганы Екатерина Иващенко  стала свидетелем совсем другой истории. И связана она оказалась с частным лицеем «Ковчег-XXI» Красногорского городского округа. Детей мигрантов здесь принято называть «перелетными детьми», поскольку они вынуждены перелетать из одной страны в другую. Впервые с ними познакомилась в апреле 2017 года. Спустя год и один месяц меня пригласили на их выпускной.

https://news.tj/ru/news/tajikistan/society/20180525/mi-teper-odna-mahallya-v-podmoskovnom-chastnom-litsee-otprazdnovali-vipusknoi-detei-migrantov















В подмосковном лицее семьям мигрантов помогают выучить русский язык


Руководство и учителя частного лицея «Ковчег-XXI» Красногорского городского округа Подмосковья решили не делать вид, что мигрантов в российском обществе не существует, и разработали программу адаптации для трудовых мигрантов и их детей, куда входит изучение русского языка. За год работы на базе своего лицея они набрали детские и взрослые группы и открыли дополнительные уроки русского языка для детей мигрантов в двух городских школах. Однако останавливаться на этом преподаватели лицея не намерены. Чтобы узнать, чему здесь учат иностранцев, и как инициативные люди изменили отношение местного Минобрнауки к проблеме доступа к образованию детей мигрантов, корреспондент «Ферганы» посетила лицей и встретилась с его работниками и подопечными.

https://www.fergananews.com/articles/9374

Достойное занятие для всех русских


Достойное занятие для всех русских
Древнегреческий философ Диоген ходил по Афинам средь бела дня с фонарем и искал человека. Рустам Курбатов, учитель истории и директор частной школы «Ковчег-XXI», ходит по подмосковному Красногорску и тоже ищет человека, точнее, детей — чтобы учить их русскому языку.
Вы спросите, какой же ребенок в Красногорске не говорит по-русски? Они есть – совсем маленькие и ребята-подростки, чьи родители приехали в Россию на заработки из Киргизии, Узбекистана и Таджикистана.

https://www.miloserdie.ru/article/dostojnoe-zanyatie-dlya-vseh-russkih/

Интеграция детей мигрантов в России


Интеграция детей мигрантов в России
В России бурно обсуждают проблемы трудовой миграции, но очень редко вспоминают о трудностях детей мигрантов. Это тоже огромная проблема.

В этом подмосковном лицее решили помочь детям трудовых мигрантов с изучением русского языка и адаптацией в российские образовательные программы


https://www.facebook.com/CurrentTimeAsia/videos/%D0%B8%D0%BD%D1%82%D0%B5%D0%B3%D1%80%D0%B0%D1%86%D0%B8%D1%8F-%D0%B4%D0%B5%D1%82%D0%B5%D0%B9-%D0%BC%D0%B8%D0%B3%D1%80%D0%B0%D0%BD%D1%82%D0%BE%D0%B2-%D0%B2-%D1%80%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D0%B8/2304155809806067/

НЕСТЬ НИ ЭЛЛИНА, НИ ИУДЕЯ

Мы их учили русскому языку - и сами учились кое-чему у них, разбивая свои стереотипы. Казалось, восточные дети - послушные и усидчивые. Однако некоторые таджикские девчонки младшего школьного возраста умеют смеяться на уроке и носятся как ртуть на перемене по школе - самые настоящие гиперактивные дети. А девушки Востока, на выпускном вечере после девятого класса, в коротеньких платьицах из ситца, танцевали все танцы мира, приглашая всех мужчин-преподавателей, по очереди.

И восточные юноши оказались не такие уж покорными, как представлялось - подростки отказываются ходить в школу, узнав, что их берут в класс на два года младше, и грозят родителям, что вернутся домой, к бабушке.

Они оказались очень жадными до знаний, более жадными, чем местные дети - ясное дело, несколько лет не ходили в школу, соскучилсь.

Сайфулло, 16 лет, ездил каждое утро в Красногорск из Домодедово, два с половиной часа в один конец, за восемь лет жизни в России он ходил в школу всего три года, потом четыре года сидел дома, точнее – подрабатывал, помогал отцу.

Умеджан, которого тоже ни в какую школу не брали, переехал к нам поближе и снял койкоместо недалеко от школы – чтобы учиться.

Понимая, что русский язык - лифт в их жизни, смотря на это практично: деньги надо зарабатывать, - они готовы были учить не только грамматику, но и заниматься таким странным делом, как петь песни, "На фоне Пушкина" Окуджавы - пожалуй, любимая; что понятно - это ж как молитва.

О религиозности: вопрос о свинине никогда не стоял, хиджабов не носят, комнаты для намаза не просили, Священный месяц Рамадан приходится на летние каникулы, Слава Богу!

Конечно, были киргизско-таджикские терки поначалу. Но потом пришел мальчик Гагик с озера Севан, и всё как-то улеглось. За год зафиксирована одна драка в старшей группе внутри таджикской диаспоры: между теми, кто немного лучше понимает по-русски и кто не очень.

Случаев воровства телефонов или кроссовок не было, хотя даже приличные люди год назад говорили мне об этом, как о фатальной неизбежности.

Впрочем, послушными они были первые два месяца, когда еще по-русски не научились выражать себя; потом все стало на места. Эрбол, 16 лет, стучит в дверь кабинета директора:
- Мы, - говорит. - не хотим лепить из этой грязи, можно нам еще музыку поставить в расписании?
 "Лепить из грязи" - это уроки в гончарной мастерской.

Нешуточные страсти, насколько можем судить без языка, кипели в этой группе: «Э. говорит, что я люблю А., это нехорошо, мне так не нравится, я не буду ходить в школу...»

Родители иностранных учеников кормили нас самсой, одно собрание провели в соседней чайхане. Впрочем, некоторые не кормили ничем, а по телефону ругались, как русские.

А концу года разошлись, один раз директору сорвали урок - хохотали от души под дверью. Обрусели наши Перелетные дети.

Можно говорить о менталитетах и культурных особенностях - но все эти менталитеты - дело наживное и сиюминутное: сегодня - плов в меню, а завтра - сосиска в тесте. Мы все – очень похожи друг на друга.

Несть ни эллина, ни иудея.


 

ОТКРЫТОГО ТИПА!

Одно нам не удалось в том году сделать с нашим интернациональным классом - это подружить их с местными. Два барьера не преодолели: этнический и социальный. 

И вот какой план у нас на этот год. Сделать Международный класс для детей, которые по разным причинам оказались в России и вне школы, собрав туда ребят разного возраста: с 11 до 15 лет. Основной предмет, ясное дело, русский язык: устный и письменный. Поначалу почти все уроки болалар (дети, перевод с узбекского) будут учиться вместе и в этом классе - только на искусство и футбол уходить в обычные классы по возрасту: кто в пятый, кто в девятый. Киргизские юноши, бесспорно, усилят сборную Лицея Ковчег по футболу. Пример Франции кажется убедительным. Оле-оле-оле!

По мере того, как студенты начнут что-то понимать по-русски, будем их отправлять в обычные классы на отдельные предметы: кого - на английский, кого - на математику, биологию, географию и так далее. Так как это дети разного возраста, кто-то пойдет в пятый, кто-то в седьмой класс. Один-два иностранных ученика в каждом классе средней школы оживят нашу школу.

Тут ничего нового не изобретешь: европейцы реализуют принцип инклюзии последние десять лет, до того у них были тоже закрытые Классы Приема для недавно приехавших детей, сейчас они открыли эти классы: на одних уроках дети учатся вместе, на другие - расходятся в классы по возрасту.

Родители, читающие этот пост, может быть зададут вопрос: зачем это надо Лицею Ковчег? Много есть разных ответов, например такой: мы все хотим много часов английского: и с носителем, и со сдачей на кембриджский сертификат - думая о возможности учебы или работы в Европе. Однако, мы останемся, пусть никого не обидит ... ну, провинциалами с В2 - С1, если не научимся жить в разноязыком, разнокультурном - разноцветном мире.

Учителя, читающие этот пост, спросят: кто будет учить этих детей? Нужен Учитель и Куратор. Учитель начальной школы, который может преподавать до восьмого класса включительно, филолог по преимуществу; либо три-четыре, не больше, по предметам. Куратор очень важен - это человек, составляющий пятнадцать индивидуальных расписаний, знающий, кто куда и на какой предмет.

Управленцы системой образования, читающие пост, этот абзац для вас: такие классы вполне можно делать и в обычных школах. Мы договорились с красногорским департаментом об организации Международных классов в двух школах города. Еще в двух школах: в Дмитрове и Мытищах завучи, насколько я понимаю, тоже думают о создании таких классов. Мне не вполне ясен способ бумажного оформления, но опытные завучи знают секреты.

И еще один абзац - для друзей фейсбука, которые не в этой теме и удивляются, зачем нужно думать о детях мигрантах, когда и со своими проблем полно. Опять много ответов, для краткости - один: в некоторых школах крупных городов количество детей с неродным русским значительно, в классе, где, допустим, учатся 20 детей с родным русским и 10 - которые с трудом что понимают по-русским, - нехорошо и тем, и другим. Это проблема - и нечего голову прятать в ворох бумаг.

ПРОЩАНИЕ С ИНОСТРАННЫМ ЛЕГИОНОМ

Двенадцать подростков 14-17 лет: из Таджикистана, Кыргызстана и Армении -   вот наш Иностранный Легион.  
Прошел год. У нас получилось! Главное доказательство тому - они не разбежались, хотя могли б исчезнуть на просторах этой страны в любой момент.
На уроках русского мы пели, снимали фильмы,   печатали на компьютере, играли, учили падежи, делали свой журнал, и на вопрос о любимом предмете, они отвечали неизменно: Русский язык!
Была и математика, начали с таблицы умножения; география - со сторон света; история, английский, биология и футбол. Пусть не обидит это никого, но таких страстных учеников давно не видела наша школа: им всё интересно, они всего хотят - жадные до учебы! Открытые и непосредственные как первоклассники, но уже спокойные и усидчивые - каждый учитель мечтает о таких учениках!
Мы вместе ходили в зоопарк, Планетарий и Консерваторию, на балет отказались, в Третьяковскую галерею: «Русская красавица» Кустодиева не могла оставить равнодушными таджикских юношей;
разучив фрагменты мюзикла «Али Баба и сорок разбойников», помните? текст Смехова, главная роль - Табаков, -  сходили в театр на этот спектакль, впервые в жизни сходили в театр.
Мы учили с ними и даже пели песни Окуджавы, Высоцкого и Юлия Кима - не по учебнику же русский учить, Кима приняли особо горячо - все ж кореец. А из Окуджавы душевнее всего получилось с «На фоне Пушкина снимается семейство» - очень на молитву похоже!
Смотрели фильмы: "Париж, я люблю тебя!":
- Я забыл, как они называются... а, про-фи-троли, -
 Эрбол, в столовой во время обеда.
… "Добро пожаловать или посторонним вход воспрещен", - чувство юмора великолепное! Смеялись точно в тех местах, где и русские сверстники.
Кое-кого вытаскивали из полицейского участка, потому что в России несовершеннолетних смуглых детей останавливают на улице и требуют документы.
Родители нам платили за учебу самсой, лепешками с тандыра, урюком, орехами, соленым киргизским сыром, армянским коньяком и гранатами - думаю, с подмосковной овощебазы.
Не избежали межнациональных конфликтов, таджикские юноши наводили ужас  на русских девочек, складывая пальцами сердечко. Одна девочка даже получила смс-ку:
 "я люблю тебя саид", -  в которой самое страшное слов было, конечно, - Саид.
Поначалу были киргизско-таджикские терки, потом пришел мальчик Гагик с Севана, и все как-то улеглось. За год зафиксирована одна драка в старшей группе внутри таджикской диаспоры: между теми, кто немного лучше понимает по-русски и кто не очень.
Триумфом можно считать совместные уроки – Уроки Дружбы -  где местные ученики учили русскому языку наших перелетных друзей. Прочитали почти всего Чуковского, Винни Пуха, Ходжу Насреддина.
Зачем мы делали это? Хотелось,  чтобы эти бача, бола и кыз (мальчишки и девчонки, - таджикский, киргизский) увидели, что в России им рады, готовы помочь, поддержать, что уроки русского могут быть радостными и веселыми,  и что все люди – вообще-то добрые и хорошие.

ДЕТИ ЗА БОРТОМ ШКОЛЫ


Дети, приехавшие к нам из бывших республик Советского Союза,  как им живется тут? Ходят ли они в школу? Если да, понимают ли там что-нибудь? И должна ли быть в нашей стране какая-то политика, система мер,  по поддержке  детей- мигрантов?


Много ли этих детей? Известный эксперимент по социальной психологии:  человека, идущего по улице,  просят оценить, какова доля, допустим,  чернокожих в толпе народа –  почти все говорят цифру значительно больше, чем в реальности.  Мы склонны всегда преувеличивать процент непохожих на нас людей. 


Так вот, статистика по ближайшему Подмосковью, где процент мигрантов, как следовало бы ожидать, особенно большой: шесть процентов учеников школ города – дети с неродным русским языком. Да, есть школы, где в классах больше половины детей плохо понимают по-русски, но шесть процентов по городу – не основание рвать на себе волосы и кричать, что «понаехали»


Однако, эти шесть процентов  - не менее 50 000  в столице, 145 000  по стране. Эти цифры – основание для разговора. 



Все ли ходят в школу? Конституция, Закон об образовании, международные акты, подписанные Россией, говорят: все дети, находящиеся на территории РФ, имеют право на образование. Есть ли гражданство, регистрация, вид на жительство – не важно. Ребенок должен ходить в школу. Точка. 


Если вдруг среди читателей  кто-то несогласный с тем, что иностранные дети должны бесплатно посещать школу – то  один лишь вопрос ему : А что вы предлагаете? Высылать детей на родину? Брать с них деньги за учебу? Хорошо ли будет, если среди нас будут жить люди, никогда не посещавшие школу, не умеющие ни читать, ни писать? 


Детей в школу берут.   Берут и сажают на год-два-три  младше физического возраста – а что ж делать, когда некоторые на вопрос «Как тебя зовут?» отвечают «Да»? И вся наша государственная политика по адаптации приехавших детей ложится на плечи учительниц советской закалки, для которых все дети  одинаковы. 


Но есть дети, оказавшиеся за бортом Школы. Сколько их? Кто считал? По примерным оценкам, от 10 до 20 процентов детей из семей мигрантов не ходят в школу. На московский регион – это 5 000 -10 000 детей. 


Причины?  Директор может отказать, если у ребенка нет регистрации, может сказать, что классы переполнены, что опоздали и проч. – отказ не законен, но уровень русского языка у родителей не позволяет, как правило, настаивать на своих правах.   Есть родители, которые и  не пытаются определить ребенка в школу – дело не в мифическом  «менталитете»: кто-то боится выйти из своего полулегального состояния, кто-то понимает, что ребенка все равно не возьмут, кто-то думает годик как-нибудь перекантоваться и вернуться домой. Жизненные ситуации бывают разные. Одно могу уверенно сказать: не встречал ни одного родителя, кто бы не хотел отдать ребенка в школу.  Эти люди понимают не меньше нас ценность образования, не важно, планируют ли они остаться в будущем в России или вернуться на родину.  


Что делают дети, оказавшиеся за бортом Школы? Иногда помогают родителям  - на работе, нелегально, разумеется. И почти всегда – дома: сидят с младшими братишками-сестренками, ведут хозяйство. Некоторые, особенно  девочки, на улицу не выходят: пока маленькие – страшно, подрастут – будет опасно, поскольку патруль   умеет вычленять из толпы смуглых подростков без документов. Что будет, если все эти мальчишки и девчонки, не говорящие по-русски, выйдут на Рождество из своих подвалов и полуподвалов на Тверскую улицу, светящуюся со всех сторон? Я не про угрозу для безопасности местных, нет. Стыдно, что в стране с такой иллюминацией  нет средств или желания подумать о детях, неговорящих по-русски. 


Две проблемы получилось: часть детей мигрантов не ходят в школу вообще; большинство же  в школу ходят, мало понимая, что там происходит.   

Наверх